BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 11 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 130 | Загрузок: 0 | Размер:
– Но я там не помещусь! – запротестовал капитан.

– Ничего! Как говорится, нужда заставит. Живее, живее! Капитан, извиваясь всем телом, полез в шкаф.

– Немного, пожалуйста, подвиньтесь. Вот так! Хорошо! – Сергей закрыл дверь шкафа и, налегая на нее всем телом, повернул ключ.

– Постарайтесь уснуть! – посоветовал он. – Теперь займемся тобой, девочка.

Он поднял Эльгу на руки и вынес на палубу.

– Полежи на воздухе, я сейчас вернусь.

Он обследовал все помещения шхуны, включая и трюм. Вскрыл все шкафы и сундуки, но ничего не обнаружил и вернулся на палубу. Эльга уже совсем пришла в себя и сидела в шезлонге, с наслаждением вытянув ноги.

– Где Ольга и дети? – спросил Сергей.

Эльга недоуменно на него посмотрела, потом улыбнулась. Улыбка ее получилась довольно жалкой:

– Они в пещере, – ответила она.

– Но я их не нашел там!

– И не мог! Там, дальше, в глубине, есть потайной лаз, который ведет в другой зал. Ты о нем ничего не знал. Ольга случайно его обнаружила, И мы с ней договорились, что она будет ждать меня там. Но меня поймали.

– Как это случилось?

– Я вспомнила, что впопыхах плохо замаскировала вертолет, и хотела исправить свою ошибку.

– Уголовная хроника учит, что преступник всегда попадается, когда начинает исправлять ошибки и заметать следы, – назидательно проговорил Сергей. – Давай подумаем, – продолжил он, – что будем делать дальше!

– Я тебя люблю!

– Уже?!

Эльга покраснела и обиженно взглянула на него.

– Ну, будет, будет, – он ласково похлопал ее по щеке. Она поймала его руку и прижала к губам.

– Если бы ты только знал, что меня ожидало!

– Я уже успел познакомиться с их нравами и поэтому догадываюсь. Но все позади! Что же нам делать дальше? Эта шхуна имеет электронное управление?

Эльга утвердительно кивнула.

– Прекрасно! Значит, я смогу один справиться с ней. Доставим Ольгу с детьми на шхуну и покинем этот остров. Здесь, правда, останутся уцелевшие бандиты, но, как только мы доберемся до земли, сюда за ними приедут. Надеюсь, все они получат по заслугам. На шхуне есть небольшая шлюпка.

Мы ее сейчас спустим и поплывем к берегу. Надо поторапливаться, пока бандиты блукают в южной части. Надеюсь, Пальма хорошо поняла меня и завела их в топь. Днем они, если не завязнут в болоте, будут на побережье. Тогда не оберешься с ними возни.

Однако он не рассчитал времени, и когда подплывали к берегу, сумерки начали таять. Сергей круто завернул к западу, надеясь спрятать шлюпку в прибрежных скалах. Мешало сильное течение. Было уже около десяти часов утра, а они только причалили к берегу.

Лодку спрятали между скал. Сергей тщательно привязал ее к острому выступу утеса. До берега оставалось метров тридцать. Дно все было усеяно крупными, скользкими, поросшими водорослями камнями. Эльга настолько ослабла, что не могла сама идти. Сергей взял ее на руки и, стараясь не потерять равновесия и не свалиться с ней в воду, вынес ее на берег. Два раза его нога проваливалась в щели между камнями, но все обошлось благополучно и он отделался только небольшими ссадинами. Затем он вернулся в лодку и взял захваченное на шхуне оружие.

– Как раз три! – протянул он Эльге один из бластеров. – Ты хоть умеешь с ним обращаться?

– А как же! Я ведь прошла обязательную подготовку. Забыл, что я лечу на Счастливую?

– Боюсь, ты опоздаешь к старту.

– Я бы не пожалела об этом.

Путь к пещере преграждала гора. Обойти ее можно было либо с севера, либо с юга. Путь с северной стороны был длиннее, но по дороге Сергей хотел взять из тайника бластеры и, что самое главное, рацию. Однако измученный вид Эльги заставил его выбрать южное направление. Они пошли по берегу. Идти было трудно. Приходилось делать обходы преграждающих путь огромных обломков скал. Растительность здесь скудная. Деревьев почти нет, лишь чахлые кусты, запустив корни в трещины каменистой поверхности, попадались изредка на пути уставших людей. Острые камни ранили босые ноги Сергея. Одежда его осталась на северном берегу, зарытая в песок под кустами. Он пожалел, что не захватил ничего со шхуны. В кубрике он видел ботинки, которые, судя по их размерам, могли бы быть ему впору. Но тогда было не до этого. Одежда Эльги тоже оставляла желать лучшего. Платье разорвано почти до пояса. Сергей шел впереди, выбирая путь среди острых камней. Ноги его кровоточили.

– Подожди, – услышал он голос Эльги. Она догнала его и стала раздеваться. Потом резким движением разорвала платье.

– Садись!

Он послушно сел.

– Давай ноги! – она обмотала ему ноги обрывками платья.

Идти стало легче. Они прошли еще полчаса. Эльга совсем выбилась из сил и стала отставать. Сергей нашел среди скал защищенное от ветра и солнца место и решил сделать привал.

– Я все еще не отошла от сидения в шкафу, – жалобно протянула она, опускаясь с ним рядом на землю.

Сергей ласково привлек ее к себе.

– О чем тебя спрашивал Бэксон?

– Он все допытывался, откуда я знаю Каупони и что он мне обещал.

– Как, разве он не пытался узнать от тебя, где Ольга с детьми?!

– Нет, об этом речи не было. Он подозревал меня в чем-то другом. Я ничего не знаю об этом Каупони. Бэксон кричал, что я за его спиной веду нечестную игру. Спрашивал, сколько мне было обещано… Я ничего не понимала. Тогда он пообещал сделать со мной такое, что мне даже страшно говорить тебе об этом. Он орал на меня, что я шпионка, что Каупони, будь он проклят, этот Каупони, я его знать не хочу, приказал мне следить за ним,.. но он… обещал отдать меня команде… потом продать в подпольный публичный дом…

– Успокойся, он получил по заслугам! – Сергей рассказал ей о случившемся.

– Откуда ты знаешь Бэксона? Ты разве не входила в их организацию?

– Конечно, нет! Я и понятия не имела, что Бэксон состоит в этой организации. О ней я знаю немного. Она была запрещена несколько лет тому назад. А Бэксона я знаю с детства… Боже мой! – вскрикнула она, хватаясь за голову.

– Что такое? – встревожился Сергей.

– Отец! Теперь я догадываюсь о причине его смерти!

– Что? В ней замешан Бэксон?

– Сейчас я тебе все расскажу. Дай только немного успокоюсь.

– Я родилась в Риге, – начала Эльга свой рассказ. – Мой отец работал тогда инженером на одном крупном предприятии. Моя мать умерла, когда мне было всего четыре года, и меня воспитывал отец. Он очень любил мою мать и так и не женился, хотя, я знаю, у него были женщины. Бэксон появился в нашем доме, когда мне было уже восемь. Я училась в третьем классе. Бэксон заезжал к нам довольно часто. Он был представителем одной из фирм-заказчиков и по делам фирмы разъезжал по всему миру. Они с отцом быстро сдружились. Бэксон пригласил его к себе в гости. Он жил тогда в Кельне. Мы побыли у него всего неделю. Я помню, меня поразила большая и роскошная квартира Бэксона. Наша квартира в Риге имела всего две комнаты и была скромно обставлена. На отца она тоже произвела впечатление, как и роскошный электромобиль Бэксона, на котором мы совершали загородные прогулки.

После этого случая отец изменился. Он стал часто недовольно бурчать, что его мало ценят на работе. А отец, надобно сказать, был очень талантливым инженером. В конце концов он выехал в Германию, где Бэксон сейчас же устроил его на свою фирму. К тому времени я уже перешла в восьмой класс. В Германии мы пробыли около трех лет. Затем переехали в Соединенные Штаты и поселились во Флориде. Бэксон тоже жил там. Вернее, он приехал туда раньше нас. Он жил поблизости в шикарном особняке. У нас тоже был особняк, но поменьше. Отец много разъезжал по стране вместе с Бэксоном. Я стала замечать, что Бэксон командует отцом, а тот, несмотря на свой гордый и строптивый характер, покорно его слушает.

Года три назад отец уехал с Бэксоном в Бразилию и там погиб при загадочных обстоятельствах. После смерти отца обнаружилось, что он имел солидный счет в банке, что помогло мне закончить образование и жить безбедно. Я слышала о неогуманистах. Это экстремистская подпольная организация, которая жестоко расправляется с отступниками. Боюсь, что отца постигла такая участь. Год назад я получила приглашение участвовать в экспедиции на Счастливую. После окончания обязательной подготовки у меня оставалось два месяца свободного времени. Тут снова появился Бэксон и предложил мне, как он сказал, увеселительную прогулку. На шхуне он рассказал мне о тебе. – Здесь она замялась. – Не знаю почему, но я согласилась помочь Бэксону выведать у тебя о Перуне. Бэксон предупредил, что ты можешь не помнить об этой планете, так как у тебя может быть заблокирована память, и просил уговорить тебя подвергнуться гипнозу. Бэксон, когда хотел, мог быть очень обходительным. Кроме того, я считала его другом своего отца, и, надо сказать, после его смерти Бэксон не раз помогал мне в затруднительных положениях. В общем, я чувствовала себя ему обязанной. Поэтому согласилась, не подумав о возможных последствиях.

– Зачем ему нужна была информация о Перуне?

– Этого я не знаю.

– Когда ты заподозрила Бэксона в его намерениях?

– Когда вы вышли из лодки, Бэксон стал грубо меня упрекать, что я не выполнила его задания. Он так и сказал "задания". Я ответила ему, что не состою у него на службе. Тогда он заявил, что здесь все состоят, и, если ты не захочешь решить вопрос по-доброму, у него найдутся средства заставить тебя заговорить. Случайно я увидела на сиденье большого вертолета бластеры. Мне стало все понятно. Я хотела тебя предупредить, но подошел Бэксон, а тебя позвала Ольга. Я решила тогда не возвращаться на шхуну, а, спрятав вертолет, тайно подкрасться к дому и действовать по обстоятельствам. Возвращаясь, я встретила Ольгу с дочерью. Ее рассказ подтвердил мои подозрения. Я отвезла их к пещере и вернулась. Ночью в лесу я встретила тебя. Вот и все.

– Странно!

– Что?

– Что Ольга так безоговорочно тебе поверила.

– Ничего тут странного нет! Ольга знала, что я люблю тебя, и этого ей было достаточно.

– Я, наверное, никогда не пойму женщин!..

Эльга рассмеялась:

– В данном случае это совсем не обязательно. Хотя, могу тебе немного пояснить: пока речь идет о твоей жизни – мы с ней самые верные союзницы!

– Пока?

– Ну, а там посмотрим…

Когда они взбирались на южный отрог горы, было уже около четырех часов пополудни. Эльга, войдя в пещеру, отыскала потайной лаз и скрылась в нем. Лаз был настолько узкий, что Сергей даже и не пытался в него пролезть. Вскоре из него показалась Эльга, потом вылезли дочь с сыном и вслед за ними – Ольга. Щадя жену, Сергей пропустил некоторые подробности в своем рассказе. Ольге рассказывать было нечего. В пещере оказался достаточный запас пищи. Вода была тоже рядом.

Сергей с наслаждением растянулся на подстилке из сухой травы и мгновенно заснул. Двое суток нервного напряжения и непрерывного блуждания по лесу настолько утомили его, что думать о том, чтобы, не теряя времени, воспользоваться случаем и перебраться на шхуну, не было и речи. Ложась отдохнуть, он думал поспать всего час, не больше, но сон буквально свалил его, и проснулся он только на другой день. Женщины по очереди дежурили всю ночь у входа в пещеру на случай неожиданного нападения. Но все было тихо.

Утром Сергей изрезал ножом найденную в пещере шкуру оленя и смастерил себе нечто вроде индейских мокасин. На тело надеть было нечего, разве что по примеру индейцев, прорезать посреди одеяло и всунуть туда голову. Подумав, Сергей отбросил этот вариант и остался, как был, – в плавках. Эльга же взяла одеяло и завернулась в него. "Теперь я твоя "скво", – пошутила она. Сергей покраснел и покосился на Ольгу, но та, очевидно, не расслышала или сделала вид, что не слышит.

– Ждите меня здесь и не высовывайтесь! – строго приказал он и выбрался из пещеры.

Принимая все меры предосторожности, он спустился с отрога горы и углубился в лес, направляясь к тайнику. В первую очередь ему нужна рация. Тайник был недалеко от северного побережья. Он его отыскал по едва заметным приметам. Сергей включил рацию и стал слушать, покручивая ручку настройки, пытаясь поймать волну передачи. Рация молчала. Подождав около часа, снова начал искать волну. Рация продолжала молчать. Тогда он не спеша пошел к берегу, продолжая крутить ручку настройки. Но безрезультатно. Он вышел на берег и остановился как вкопанный. Шхуны, которую только вчера хорошо видел с этого места, не было. Подошел ближе к воде и окинул взглядом горизонт. Ничего! Куда не кинь – пустынный простор океана. Разыскал кусты, под которыми вчера зарыл одежду, и выругался. Он зарыл ее слишком близко от воды. Прилив смыл песок вместе с вещами.

Сергеи пошел вдоль берега к тому месту, где была спрятана шлюпка. На всякий случай держался прибрежных зарослей и не выходил на открытое место.

Через час он подошел к нагромождению скал, за которыми скрывалась бухточка, где и стояла шлюпка. Внезапно его внимание привлек предмет, застрявший между двумя большими камнями. Он наклонился и поднял его. Это был берет, который носили десантники. Он снял с плеча бластеры и сумку, которые забрал из тайника, и, оставив себе один, начал медленно красться дальше. Впрочем, меры предосторожности оказались излишни. Дойдя до бухточки, он, как и ожидал уже, не увидел шлюпки. По-видимому, пока он спал, бандиты покинули остров. Он представил себе, что, не найдя его в южной части острова, десантники вернулись к дому и, не обнаружив там вертолета, решили, что Бэксон вернулся на шхуну. Они попытались связаться с ним по рации, но поскольку рация молчала, ибо уже некому было отвечать, они вернулись к месту своей высадки. Разбредясь по побережью, нашли шлюпку и вернулись на шхуну. То, что они там увидели, очевидно, убедило их немедленно покинуть остров. Может быть, капитан шхуны был еще жив. Живой или мертвый, он был последним и самым убедительным доводом убираться восвояси.

– Ну что же,– проговорил Сергей, – поездка на Большую землю откладывается на неопределенный срок. Надеюсь, что подобных гостей больше не будет.

Уже без всяких предосторожностей, захватив оставленные бластеры, пошел к месту, где был спрятан вертолет. Машина стояла там же, где он ее оставил. Раскидав ветки, он, ухватившись за трос, оттащил ее подальше от деревьев, потом нашел спрятанные отдельно лопасти винта и прикрепил их. Проверил аккумулятор. Запаса должно хватить на два-три полета. Затем машина постоит три-четыре дня на солнце. Этого должно хватить для зарядки аккумуляторов. Взлетев, он набрал большую высоту и осмотрел остров и прибрежные воды. Ни на острове, ни на воде не было никаких признаков присутствия человека. Он снизился и направил машину к пещере.

И снова потекли дни и недели. Эльга спокойно приняла известие об исчезновении шхуны. Дом, к счастью, бандиты не сожгли. Дня два ушло на наведение порядка и уборку. "Бэксон и его компания опустошили продовольственные запасы, побили много посуды, черепки которой валялись повсюду. Невдалеке от дома, на опушке, Сергей обнаружил холм свежевырытой могилы. На ней стоял грубо сколоченный крест с выжженными именами погибших, указанием дат рождения и смерти. Двум из них было по восемнадцать… Судя по именам, это были итальянцы. "Зачем?" – с грустью спросил себя Сергей, и не мог найти ответа.

На утро следующего дня, после их возвращения домой, из леса прибежала Пальма. Шерсть ее была перепачкана болотной грязью. Собака, видно, добросовестно выполнила полученные "инструкции". Позже Сергей находил на болоте предметы, брошенные или потерянные десантниками. На кочке в самом опасном месте лежал бластер. Подойти к нему было невозможно из-за трясины. По-видимому, хозяин бластера нашел рядом с ним свое последнее пристанище.

Время шло, и переживания, связанные с последними событиями, не то что забывались, но как-то уходили в прошлое, теряли остроту. С женой у Сергея установились нормальные отношения. Она уже не вызывала у него чувства настороженности, как это было раньше. Может быть, этому способствовал пережитый им страх и беспокойство за ее судьбу и судьбу детей, а также ее, как ему показалось, когда они с Эльгой встретились с ней в пещере, чисто женская беспомощность, растерянность и слабость. Именно эта беспомощность, в которой ощущалось безграничное доверие к нему, мужчине, возвратила ему, казалось, утраченные чувства теплоты и нежности.

Сильная женщина, если хочет, чтобы ее любили, должна скрывать свою силу и тем паче превосходство. Может быть, это была игра. Позже Сергей задавал себе этот вопрос. Но если даже это была игра, она, во всяком случае, устраивала обоих.

В счастливых и умных семьях всегда верховодит женщина. Но если она достаточно умна, она никогда не покажет этого мужу. Напротив, она всячески будет подчеркивать, что именно он является главою семьи, а она только следует его желаниям и выполняет его решения. Если мужчина глуп, то он принимает видимость за действительность, и это его, естественно, устраивает. Если же он достаточно разумен, то лучшего ему и желать нечего. Таким образом, семейные неурядицы и драмы происходят только по вине женщины, если она недостаточно умна для того, чтобы следовать своему естественному предназначению – властвовать в семье.

Между Ольгой и Эльгой установились дружеские, даже, можно сказать, приятельские отношения. Эльга никогда не вспоминала и не жалела о несостоявшемся ее отлете на Счастливую. Казалось, она всю жизнь мечтала о таком образе жизни на острове или, как говорил покойный Бэксон, "ранчо". Так как они с Ольгой были одинакового роста и фигуры их были в общем схожи, то носили одни и те же платья, меняясь ими для разнообразия. У них появились какие-то свои секреты. Они часто шушукались между собой, время от времени это шушуканье сопровождалось взрывами смеха.

Сергей свыкся и, можно сказать, смирился со своим положением островитянина и фермера, много занимался хозяйством; расширил огород, пополнил запасы кладовой. Втроем они сходили за рыжиками, массовое высыпание обнаружилось на южных склонах горы в ельниках.

Ольга учила свою приятельницу и подругу солить, мариновать грибы, приготовлять консервы и другим премудростям, необходимым в их положении отрезанных от общества и цивилизации людей.

И вместе с этим у Сергея появилось чувство близкой перемены образа жизни. Какой-то внутренний голос настойчиво говорил ему, что все то, что с ним произошло, – это только прелюдия, подготовительный период к основным событиям, которые вот-вот должны начаться. Это чувство было сходно с тем, какое он испытывал после окончания института, получив на руки диплом и направление на работу.

Интуиция его не подвела.

В конце третьего месяца после описанных событии долго молчавший экран гостиной вдруг засветился и на нем появилось изображение Кравцова. Увидев Сергея, Кравцов, как обычно, улыбнулся, но вид его был явно озабоченный и выражал сильную тревогу и беспокойство. Сергей заметил, что, как только экран засветился. Эльга встала и быстро вышла из гостиной. Она явно не хотела, чтобы Кравцов ее видел.

– Сергей Владимирович! – волнуясь, произнес Кравцов после обычного обмена приветствиями, гася знаком вопросы Сергея, – у нас крайне мало времени. Выслушайте меня внимательно и постарайтесь не перебивать и не задавать вопросов. Вам предстоит пережить несколько неприятных минут, а может быть, и часов. Прошу вас не терять самообладания, что бы с вами ни случилось.

Экран погас.

Сергей вскочил. Он был крайне взволнован и возмущен. "Неужели нельзя подробнее! Что за манера! В конце концов, что со мной происходит?!"

Ольга, ему показалось, бросила на него взгляд, полный сочувствия и тревоги. Вошла Эльга и как-то странно переглянулась с Ольгой. Та на мгновение закрыла глаза, как бы отвечая утвердительно на немой вопрос подруги. Они что-то знали, но не хотели ему говорить! Эти подозрения еще больше укрепились, когда он заметил в последующие три дня повышенное внимание и заботу со стороны, обеих женщин. Даже дети – и те притихли, не затевали шумных игр, ластились к отцу, восприняв, по-видимому, тревогу и беспокойство матери. Сергей ничем не выказывал своего подозрения. Тот же внутренний голос сказал ему, что бесполезно допытываться у жены каких-то дополнительных сведений, которые она знала, ко, по-видимому, по достаточно обоснованным причинам не хотела ему сообщить.

Он быстро овладел собой в тот раз, после сеанса телесвязи. Ольга заметила это и одобрительно улыбнулась. Потом, когда он понял значение этой улыбки, он вспоминал ее в самые трудные моменты, и это воспоминание придавало ему силы.





ВОЗВРАЩЕНИЕ



В ушах стоял смех пьяных десантников и душераздирающий крик Ольги. Он отбросил бесполезный теперь бластер и выхватил нож. Кусты зашевелились, и оттуда показались пятнистые маскировочные мундиры. Они уже не опасались его и медленно приближались. Сергей сжал рукоятку кинжала и пошел им навстречу…

… Сознание медленно возвращалось. Откуда-то глухо, словно говорили сквозь подушку, слышался голос. Потом черная пелена сменилась серой, вспыхнула на мгновение красной и снова стала серой, но уже светлее. Сквозь пелену проступали смутные и непонятные очертания. Почему-то сильно зачесалась правая пятка. Сергей попытался шевельнуть ногой, но это ему не удалось. Напрягая волю, он повторил усилие, и ему показалось, что нога чуть-чуть шевельнулась. Зуд усилился. Зудело все тело. Зуд проникал, казалось, в мозг, вызывая нестерпимые ощущения. Затем он начал утихать, но на смену ему пришли новые страдания. Сергей вдруг почувствовал себя как бы вывернутым на изнанку. Все его органы: сердце, кишечник, желудок, печень и почки – вдруг наперебой заговорили о себе, все сразу, перебивая друг друга, словно базарные торговки. Боли не было, но было ощущение органов, настолько непривычное и неприятное, что даже перенесенные недавно пытки и побои показались Сергею чем-то неизмеримо меньшим. Может быть, потому, что они были уже в прошлом, а может, действительно, эти новые ощущения были логическим, изощренным продолжением предыдущих допросов.

– Сволочи! – пытался крикнуть Сергей, но губы ему не повиновались. Внезапно все кончилось, но затем начались мучительные судороги. Сергей ничего не мог поделать со своим телом, оно изгибалось и корчилось в страшных конвульсиях. Он не мог сказать, сколько это продолжалось. Время шло как бы в двух измерениях. Это было мгновение, и это была вечность. Он снова потерял сознание…

Очнулся он внезапно. Пелены в глазах уже не было. Зрение и слух нормальные. Он пошевелился, и это движение далось ему без всякого труда. Сергей лежал совершенно голый на мягкой постели, заботливо укрытый мягким одеялом. Ощущение комфорта, которое могут дать только здоровое молодое тело и пробуждение после крепкого, спокойного сна, ничем не напоминало о перенесенных побоях и пытках.

"Так это был сон!" – с непередаваемым чувством облегчения и радости понял Сергей. Он ясно помнил, что вчера спокойно заснул в своей кровати. Попытался припомнить детали сна, но они уже потеряли между собой связь. Были отдельные отрывочные воспоминания, которые тут же расплывались и исчезали из памяти. Это был, действительно, сон. Он потянулся всем телом. Кровать заскрипела. Тотчас же послышалось легкое шуршание открывающихся штор и стало светло. Он лежал в незнакомой комнате. Стены окрашены в белый цвет. Кровать стояла посредине. Над ним висел какой-то массивный прибор с множеством трубок, направленных вниз. Рядом стояла тумбочка с букетом фиалок в стаканчике. Немного поодаль – полураскрытый шкаф с одеждой. Послышались легкие шаги. Дверь отворилась, и на пороге появилась Эльга. Приветливо улыбаясь, она подошла к кровати.

– Как вы себя чувствуете, Сергей Владимирович? – спросила она, называя его почему-то по имени-отчеству.

– Нормально! – удивленно ответил Сергей. – Что случилось, Эльга? Где Ольга и дети? Где мы находимся?

Эльга в свою очередь удивилась. Судя по ее. виду, она была поражена.

– Откуда… вы знаете… мое имя? – запинаясь, спросила она. Ее темные, с фиолетовым оттенком глаза расширились от удивления, и в них появилась знакомая Сергею вибрация.

Сергей глупо уставился на нее, не зная, что ответить. В это время в комнате появилось еще одно лицо. Увидев его, Сергей чуть было не вскочил с постели, если бы Эльга не удержала его.

– Резко не двигайтесь пока! – предупредила она.

– Ну вот мы и встретились. Поздравляю вас с возвращением. – Он подал руку, которую Сергей машинально пожал. Эльга, воспользовавшись заминкой, покинула комнату. В дверях она оглянулась и еще раз бросила на Сергея крайне удивленный взгляд. Поймав его взгляд, она невольно улыбнулась, и в ее глазах снова появилось знакомое мерцание.

– Кто это? – еще не придя в себя от удивления, спросил Сергей, провожая Эльгу глазами.

– Это наш врач и биолог Эльга Лацис.

– Как она здесь очутилась?

– Она? – в свою очередь удивился Кравцов, – она работает здесь уже год.

– Год… год, – повторил он. – Да!… вы меня предупреждали… спасибо… Где я? – наконец выдавил он из себя. – Где Ольга?!

– Выслушайте меня…

– Где Ольга и дети? Позовите их!

– Я не могу их позвать, Сергей, – мягко и сочувственно проговорил Кравцов.

– Почему? – Сергей почувствовал, что сейчас произойдет что-то непоправимое и ужасное.

– Потому что их нет!

– Они погибли?

– Нет!

– Тогда что же?

– Их никогда не было! – с отчаянием в голосе проговорил Кравцов, тревожно вглядываясь в экран прибора, висевшего над кроватью Сергея.

Сергей закрыл глаза. Некоторое время он молчал, призывая на помощь все свое самообладание и мужество. Наконец, он открыл глаза и спокойно произнес: – Говорите!

Кравцов облегченно вздохнул и в свою очередь помолчал, собираясь с мыслями и подавляя волнение.

– Мне придется начать с самого начала.

Сергей кивнул головой.

– Два года назад наши приборы зарегистрировали пересекающий орбиту Плутона космический корабль. Это был "Искатель". Да, именно два года! Сейчас вы все поймете. Корабль на орбите Марса встретили наши перехватчики и, отбуксировав, посадили на Втором лунном космодроме. Когда вскрыли люк и проникли внутрь корабля, то обнаружили, что все члены экипажа мертвы. Кроме вас! Вы тоже были обречены, так как доза радиации, полученная вашим организмом, не оставляла никакой надежды на спасение. Вы лежали в анабиозной ванне и только низкая температура спасала ткани вашего организма от распада. Жизнь, если это можно назвать было жизнью, могла продолжаться только в анабиозе. Ваше тело вместе с анабиозной камерой доставили сюда, на Землю, и поместили в наш институт. Материалы экспедиции, как вам известно, погибли во время пожара на корабле. К тому времени наука на Земле значительно продвинулась вперед по сравнению с вашим временем. В первую очередь с вас сняли мнемограмму. Я уже говорил об этом и не стану повторяться. Фильм просмотрели в Академии наук, а потом его, с некоторыми сокращениями, показали населению планеты. Скажу без преувеличения, ваш подвиг произвел на все человечество большое и неизгладимое впечатление. Открытие планеты, пригодной для жизни человека, вселило надежду…

В течение месяца после демонстрации фильма Академия наук получила десятки тысяч писем с требованием во что бы то ни стало сохранить вам жизнь. Был разработан проект. Из вашего тела, продолжающего лежать в анабиозной ванне, взяли ткани и после тщательного анализа отобрали несколько клеток для клонирования. Обычно для этой цели мы берем одну-две. Но в данном случае, учитывая дозу полученной радиации, мы решили подстраховаться. В отобранных клетках была снята блокада генов и каждую из них мы поместили в искусственную матку. Лет через тридцать…

– Не пойму, – перебил Николая Сергеи, – какой смысл был в этом? Вы вырастили бы меня, как биологический индивидуум, но он бы не имел моей социальности, памяти, моего собственного "Я"! Что за смысл было это делать?

– Терпение! Я перехожу к главному! Решено было снять всю вашу психоиндивидуальность, т. е. всю информацию мозга, включая и его структурно-функциональные отношения и связи, и ввести ее в СС, простите, в Сверхсложную Систему.

– Но каким образом?

– Терпение! К этому времени такие операции с психоиндивидуальностью уже применялись раньше. Дело в том, что лет сто назад в Космосе, в условиях невесомости, удалось вырастить особые ассиметричные кристаллы, структура и электрическая активность которых позволяла записывать на каждый из них информацию сотых порядков. Достаточно сказать, что вся научно-техническая информация планеты помещается в один кристалл, и вы можете носить у себя в жилетном кармане всю мировую библиотеку. Конечно, эти кристаллы пока страшно дороги и каждый из них растет в течение 20 лет. Мы надеемся теперь получать их быстрее.

Но продолжим. Каждая СС содержит в себе тысячи таких кристаллов, соединенных между собой функциональными связями. Это самоорганизующаяся система, по своей сложности превосходящая сложность сотен миллионов самых мощных компьютеров вашего времени. Но это несравнимые вещи и величины. Здесь другое! Каждую СС можно назвать искусственным интеллектом, хотя это не совсем верно. В СС заложена вся информация о нашей планете, вся известная нам научно-техническая информация, вся биологическая о всех видах растений, животных, микроорганизмов и т. д. В общем – все, что знает человечество во всех областях знания, включая и гуманитарные вопросы – литературы, музыки и т. п. Вначале сделать это стоило неимоверных трудов многих тысяч ученых, инженеров, искусствоведов и представителей других профессий. Теперь это делается легко путем перезаписи на новые СС с уже заполненных. Почти половину СС занимает емкость индивидуальной психики, она уже управляет всей работой СС. Человек, индивидуальность которого записана в СС, "живет" в этой системе, можно сказать, вполне полноценной "жизнью". Даже, я бы сказал, более содержательной, чем в действительности. Все его ощущения – потоки импульсов – не отличаются от реальных. Желания его, даже скрытые в подсознании, немедленно воплощаются, вернее, моделируются в СС и возвращаются ему в виде "реальных" ощущений.