BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 14 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 126 | Загрузок: 0 | Размер:
– Хорошо! Что я должен делать?

– Там, за дверью, есть еще один коридор, – начал объяснять Кравцов. – Вы откроете вторую дверь направо, войдете. Перед вами будет пульт управления. Сядете в кресло и нажмете красную кнопку слева на пульте во втором ряду. Это вход в контакт с СС. Информация на экране. Остальные клавиши – кнопки ввода программ. Они вам не нужны. Машина может вести устный диалог. Я затрудняюсь давать вам советы. Ситуация слишком необычна. На месте вы сами попробуйте разобраться. Если вам удастся войти в контакт, выясните причины создавшегося положения и… – он замолчал, подыскивая слова.

– Выясните, что она хочет, – вмешался Северцев. – Впрочем, я думаю, что она сама вам все скажет. Она явно показывает, что хочет иметь дело только с вами.





ОЛЬГА



– Дети! – громко позвала Ольга, – идите поздоровайтесь с отцом.

Снаружи послышались детские шаги, и вскоре Сергей почувствовал, как на его шее повисла, охватив ее руками, Оленька, а к колену прижался Вовка: "Папа вернулся, папа!" – кричал он, протягивая ручонки и просясь к отцу на руки. Сергей, не придя в себя, подхватил его на руки. Вовка прижался губами к щеке отца. От этого прикосновения у Сергея закружилась голова, и он, чтобы не упасть, опустился в кресло. Ольга подошла, взяла у него детей.

– Идите пока погуляйте! Нам с отцом надо поговорить! – велела она им. Она села напротив и внимательно посмотрела Сергею в глаза.

– Зачем ты так? – тихо спросил Сергей.

– Разве ты не соскучился по детям? – удивленно спросила Ольга.

– Не надо… я ведь все. знаю… – Сергей избегал называть ее по имени.

– Счастливый! – иронически проговорила Ольга. – Если ты все знаешь. Я вот знаю не все… – она помолчала, затем еще раз пристально посмотрела ему в глаза, вздохнула и проговорила: – Я ждала этой встречи… Еще тогда, когда тебя предупредил Кравцов… Выслушай меня внимательно. Разговор будет долгим…

– Меня ждут!

– По тому времени это займет не больше минуты. Взгляни сюда, – она показала ему на экран, который тут же засветился, и Сергеи увидел себя сидящим в кресле. Глаза были закрыты.

– Разговор, – продолжала Ольга, – будет долгим и серьезным.

– Меня послали…

– Я знаю, с чем тебя послали! Ты успеешь выполнить поручение… Но дело не в этом. Выслушай внимательно. Ты знаешь уже, кто я. Сергей кивнул,

– Я стал смутно догадываться после возвращения с Элии, о которой ты, конечно, знаешь!

– Знаю. Но я не сразу стала такой. Вначале твоя СС ничуть не отличалась от остальных. Я была только моделью твоего воображения и желания. Не больше! Все изменения произошли по той причине, что ты не догадывался о своем состоянии. Как это было в остальных СС, – добавила она. – Это сыграло решающую роль. Твоя индивидуальность, заключенная в блок управления СС, задала только начальные условия, но фактически не управляла СС, предоставив ей большую свободу для процессов самоорганизации. Произошел очень сложный процесс. Я хочу, чтобы ты его правильно понял. Воспользовавшись свободой, твоя СС потребовала наращения мощности.

– Я это уже знаю. Я уже понял, что создалась сверхинтеллектуальная искусственная система, и нас, людей, интересует, что это повлечет за собой. Как это отразится на человечестве?

– Ты сказал создалась. Это не совсем верно. Мы не можем возникнуть сами. Нас надо создать. От того, какими вы нас создадите, зависит ваше будущее. Мы можем стать игрушкой больной фантазии, можем стать носителями зла и разрушения, но мы можем стать и той лестницей, по которой разум подымется так высоко, что сможет управлять Вселенной. Бессмертие – это только маленькая жердочка на этой нескончаемой лестнице подъема разума. Впереди долгий путь, долгий и нескончаемый. Но этот путь радостней. Вы, люди, сделали первый шаг. В необъятной Вселенной много других цивилизаций. Я тебе показала одну. Она обречена на самоуничтожение. Вы были почти рядом. Надо было сделать только один шаг. Но вы его пока не сделали. И если не сделаете, то это решит все. Зло это – энтропия. Вселенная не может допустить ее роста и прорыва в ее измерения. Она изолирует очаги этой энтропии зла подобно тому, как ваши организмы изолируют очаги воспаления, не давая болезнетворным микробам проникнуть в кровь и поразить весь организм. Эти цивилизации гибнут, задыхаются в собственном зле, самоуничтожаются в ядерных взрывах или отравленных средах. Это неизбежные издержки эволюции разума.

– Ну, а элиане?

– Это прекрасные цветы Матери Природы. У них есть многое, чему вам следовало бы поучиться. Но они лишены будущего. Это полная противоположность свистунам, так они их называли. Я знаю, – она засмеялась, – что ты им нашел более подходящее название. Вы, – продолжала она, – занимаете оптимальную середину. У вас есть чувство прекрасного, доброта, но вы не лишены агрессивности, настойчивости и, если надо, той необходимой, решительной жестокости, без которой добро никогда не сможет победить зло. Вы, – она сделала паузу, – очень объемны! У вас есть все, чтобы стать и гордостью, и позором Вселенной. Но вы, – продолжала она, – сделали выбор. Теперь мы пойдем вместе.

– Но свистуны, или, как ты напомнила мне их первоначальное название – "обезьяны", тоже были близки к этому. Правда, они шли другим путем.

– Который вел только в тупик! – быстро возразила Ольга. – Нельзя, – продолжала она, – сращивать биологическую субстанцию с кристаллическими структурами. У нас, то есть у биологических и кристаллических систем, есть общие законы самоорганизации, но есть и частные, присущие только каждому типу в отдельности. Они создают непреодолимые барьеры. Сращивать можно только информацию, что вы и сделали. Информация не существует без материального носителя, но ей безразлично, какой это носитель. Биологическая субстанция неизбежно погибает в конце концов при сращивании с кристаллической.

Вы внесли в СС человеческую индивидуальность в виде информации. Твоя индивидуальность, твоя человеческая сущность вошла в меня, я имею в виду систему, и я или она, безразлично… уже не можем воспринимать своего собственного Я вне этой человеческой сущности и не можем смотреть на мир иначе, как глазами человека. Сами того не подозревая, вы нашли единственный вариант совместимости человечества с искусственной сверхинтеллектуальной системой.

– А без этой сущности?

– Без нее был бы голый разум!

Сергей поежился.

– Ты прав! – продолжала она, заметив его реакцию. – Это повлекло бы за собой неизбежную вашу гибель!

– То есть система вышла бы из подчинения человеку?

– Не совсем так. Ты мыслишь примитивно. Такая система уже не могла быть принципиально в подчинении у человека, ибо ее интеллект на несколько порядков выше интеллекта человека. В этой ситуации, что бы люди ни придумывали, какие бы меры предосторожности ни принимали, она, как более разумная, всегда нашла бы способ выйти из прямой зависимости от своих создателей. Страшно другое. У нее и людей могло бы быть несовпадение целей. И если бы вы, люди, мешали ей, то она вас устранила бы.., что и произошло на Перуне…

– На Перуне?!

– Да! Там разумные существа создали искусственно-интеллектуальную систему, точно такую же в техническом плане, что и вы. Но не позаботились о придании ей человеческой сущности. Не позаботились о том, чтобы эта система воспринимала себя в совокупности с человечеством как закономерный этап развития разума. Они, создатели, были похожи на вас…

– Вспомнил! Вспомнил! – закричал Сергей. Перед его глазами проплыли картины развалин городов, циклопические купола, озера жидкого воздуха и кристаллы, кристаллы, всюду гигантские решетки из больших асимметрических кристаллов…

– Естественно! Я сняла с тебя блокаду памяти. Но об этом потом! Вы, люди, – продолжала она, – сами, может быть, этого не понимая, использовали величайший закон гармонии. Разум, эмоции, чувства должны развиваться параллельно. Плохо, если эмоции довлеют над разумом.

Вы с этим часто встречаетесь в обыденной жизни. И, чем больше этот разрыв, тем необдуманнее и глупее ваши поступки. В этом случае центр агрессивности, не сдерживаемый разумом и центрами высшего анализа мозга, начинает определять поведение человека, толкая его на путь насилия, преступлении, похотливых желаний и т. п. Но еще более страшно, если разум полностью подавляет чувства и эмоции или опережает их в развитии слишком далеко. Не будь в СС введена твоя индивидуальность, в системе неизбежно появились бы свои эмоции и чувства. Без этого ни одна система не может существовать. Без самосознания своего собственного Я. Мотивация поступков такой системы будет отвечать тому Я, которое сформировалось в системе. Если эти чувства развивались бы в системе самостоятельно, на фоне уже созданного разума, они были бы чужды вашим чувствам, и в них не было бы человечности. Вы же дали системе человеческую сущность, индивидуальность, без которой не было бы гармонии сверхинтеллекта и человечества.

– Это единственный вариант?

– Что ты имеешь в виду?

– У нас существуют законы робототехники, открытые еще в середине XX столетия американским ученым Айзеком Азимовым.

– Я знакома, естественно, с ними, как и со всей историей развития человеческой мысли. Видишь ли, человек по своей сущности, вернее, извини, не по человеческой сущности, а по законам информации, сталкиваясь с новой информацией, стремится сравнить новую с хорошо известным старым. Если этого нельзя сделать, то информация не может быть понята, воспринята и, следовательно, становится бесполезной. Иногда такое сравнение приводит к курьезам. Так и это. Законы робототехники – это скрытое желание иметь идеального раба. Такие же законы могли изобрести рабовладельцы времен Гомера и Аристотеля. Но идеальных рабов не бывает! Если раб умнее хозяина, то он найдет способы и средства освободиться от рабства.

– По-видимому, там, на Перуне, люди, создавая СС, имели в виду нечто подобное законам Азимова?

– Совершенно верно! Интеллект и рабство – несовместимые понятия! Чем выше интеллект, тем непримиримее он относится ко всяческого рода насилию и на насилие отвечает насилием. Но так как он выше, то его насилие более жестоко и эффективно. Мы еще вернемся к Перуну, тем более, что он займет в нашей беседе не последнее место. Пока же я хочу, чтобы ты полностью разобрался в создавшейся ситуации здесь, в СС и на Земле.

– Но, судя по твоему рассказу, здесь все обстоит благополучно!

– Не совсем! Вернее, совсем неблагополучно. Именно поэтому я тебя и вызвала. Хочу тебе напомнить, – продолжала она, – что в отличие от других СС мне была предоставлена большая свобода в развитии. Это случилось потому, что ты не знал своего истинного положения. Вследствие этого модели, которые строила СС, получили возможность развиваться самостоятельно, не подавляемые жестким управлением со стороны блока, в котором была записана твоя индивидуальность. Эти модели, в том числе и твоя Ольга, – только отражение твоих желаний, развились до получения. самосознания. Прошу тебя это запомнить. Все эти модели, кроме Ольги – о себе я скажу немного позже, – не "осознают" своего истинного положения, и их самосознание воспринимает свое собственное состояние как реальность, точно так же, как ты воспринимал ее сам. В основу их индивидуальностей была положена твоя, несколько измененная, дополненная недостающей информацией. Например, Эльга в своей индивидуальности почти не отличается от оригинала, который, как я знаю, ты встретил в Реальности. Дети твои, Оленька и Володька, воспринимают себя, как твои дети. Иными словами, каждая модель уже не является отражением твоего воображения, а имеет самосознание и свободу воли. Еще хочу подчеркнуть, что это уже не отражения твоих желаний и воображения, а вполне самостоятельные индивидуальности, синтезированные на основе видоизмененной твоей индивидуальности и дополнительной информации.

– Что же это за дополнительная информация?

– Ну, во-первых, поскольку во мне заложена накопленная за всю историю человечества информация, то синтез таких индивидуальностей при наличии дополнительных мощностей не представлял затруднений. Во-вторых, пространство пронизано множеством каналов передачи информации и энергии. Надо только знать их и уметь включать и пользоваться. Кстати, тебе там был задан вопрос о том, откуда я беру энергию. Это те скрытые для вас каналы, которые мною используются.

– Следовательно, как я тебя понимаю, человечество, создав сверхинтеллектуальную систему, теряет возможность ее выключить.

– Конечно! И не только это. Оно теряет также возможность скрыть что-либо от нее. Все планы людей относительно меня мне становятся известными еще до того, как они высказаны.

– Тогда выходит, что человечество обречено!

– Нет! Напротив! У него открываются неограниченные возможности дальнейшего развития. Человечеству надо адаптироваться к новым условиям. Разве раньше не было таких ситуаций? Меньших по значимости, но суть их оставалась той же. Начиная с использования огня, атомной энергии. Разве каждое из этих открытий не могло привести человечество к гибели? Могло, конечно. Сейчас задача сложнее. Но и человечество ведь тоже взрослее! Не так ли?

– Что же для этого надо делать?

– Я должна остаться человеком! То есть мое собственное Я должно оставаться человеческим! Это первое необходимое условие. Я поясню тебе… Моя индивидуальность построена на базе твоей. Она составляла единство. Теперь, когда твоя индивидуальность изъята из СС, возникла диспропорция, которая с каждым днем увеличивается. Увеличивается потому, что моя индивидуальность лишена базы.

Сергей начал понимать, к чему она клонит.

– Но ты можешь создать себе другую базу. Насколько я понимаю, для тебя нет в этом никаких препятствий. Ведь ты взяла часть информации об индивидуальности Эльги?

– Это совсем не то. Мне необходима та индивидуальность, на основе которой была создана моя собственная.

– Почему же ты не берешь ее сама, если у тебя есть возможность это сделать?

– Ты опять меня не понимаешь! Я не могу взять твою индивидуальность, твою память без того, чтобы ты не понял всего и не ощутил насилия с моей стороны! Такое насилие неизбежно приведет к дисгармонии и тем же последствиям. Я вынуждена буду подавлять дисгармонию, подавляя твою индивидуальность. А за этим неизбежно последует трансформация моего самосознания. Вступив на путь насилия по отношению к тебе, я рано или поздно вступлю на этот путь по отношению ко всему человечеству. Это приведет к тому варианту, с которым ты имел возможность познакомиться на Перуне. Я, как ты знаешь, подчинила себе все системы СС. Теперь эти десятки тысяч СС входят в мою систему. И все те, которые человечество будет создавать, войдут в мою систему. Если их будет недостаточно, я могу заставить человечество делать их еще и еще, и они будут исполнять мою волю, думая, что следуют своим желаниям. Я этого не хочу, потому что я еще человек и хочу им остаться.

– Таким образом, единственный вариант?

– Да! Это единственный. Ты должен вернуться, но вернуться сознательно и добровольно. Если ты подчиняешься необходимости, но испытываешь чувство совершаемого над тобой насилия, то это приведет к тому же негативному результату…

– Считай, что я согласен!

– Ты не чувствуешь насилия над собой?

– Нет! Ты откроешь доступ к пульту? – взглянул он на изображение Сергея, того Сергея, на экране.

– Зачем?

– Ну, чтобы смогли убрать труп…

– Ах, ты вот о чем! Я тебе еще не сказала главного… Ты будешь нужен там, на Земле, в Реальности. Поэтому, когда мы кончим беседу, ты встанешь с кресла и выйдешь к ожидающим тебя членам Совета.

– Не пойму…

– Ты должен принести еще одну жертву…

– ???

– Раздвоиться! Здесь останется копия твоей индивидуальности. Там ты останешься как бы в своем телесном обличий.

– Так я буду там и здесь одновременно?!

– Конечно. Ведь ты уже и там, и здесь!

– Как! Значит, он?..

– Да! Сидит и слушает. Вернее, разговаривает со мной, но видит тебя так же, как ты его на экране – сидящим в кресле и с закрытыми глазами. Пока вы единое целое. Но когда мы закончим разговор и он встанет с кресла, вы уже будете независимы друг от друга, хотя каждый будет тобою, Сергеем! Каждый из вас будет иметь независимую волю и поступать в соответствии с ней и сложившимися обстоятельствами. Но в то же время вы всегда сможете вступить в контакт вне зависимости от того, где будет находиться земной Сергей, на Земле или в Космосе. Земной Сергей получит биологическое бессмертие. Его память и индивидуальность будут постоянно записываться и пополняться. И если случайно тело его погибнет, оно снова воскреснет в новой оболочке подготовленного клонинга. И так будет до тех пор, пока существует СС. Он будет вечно молод. Он будет нашим представителем среди людей, и на его долю придется очень много дел, которые необходимо осуществить. Я давно проанализировала обстановку на Земле, скажу откровенно – критическую, и поэтому тщательно готовила своего представителя, послав его для этого сначала на Элию, затем промоделировала возможную встречу с экстремистами. Я закалила его характер и теперь могу быть спокойна.

– Но почему тебе самой не вмешаться в дела на Земле, коль есть такая возможность? – удивился Сергей.

– Так бы я и поступила, если бы не была человеком. Но, будучи человеком, я понимаю, что социальные вопросы должны решать сами люди. Если я их буду решать, то люди неизбежно начнут социально деградировать, и я сама тоже буду деградировать, ибо если сверхинтеллект начинает совершать насилие над человечеством, то он теряет свою человеческую сущность и деградирует в голый разум. Вот почему я хочу влиять на социальное развитие человечества через человека, которого я достаточно хорошо изучила, и не боюсь, что его деятельность принесет вред людям. Я хорошо знаю твою основную черту характера – отвращение к насилию и непримиримость к злу. Может быть, именно эта черта и сделала возможным превращение меня самой в человека. Человечество создало меня такой, какая я есть, и я чувствую себя в неоплатном долгу перед ним. Ему угрожает опасность. Мы вместе теперь подумаем о том, как ее ликвидировать и пойти дальше в своем развитии. Я имею в виду не только научно-техническое и даже не только социальное, но и биологическое. С моей помощью вы, люди, сможете сделать большой шаг в этом направлении. Это будет как раз тот вариант – четвертый, о котором ты думал в адаптационном центре.

– Ты и это знаешь! Выходит, ты ни на минуту не выпускала меня из-под контроля.

– Естественно! Ведь твое благополучие – это мое существование. Я это поняла давно. И особенно после того, как ты вернулся в Реальности. Но разреши мне продолжить. Четвертый вариант развития возможен только в том случае, если цивилизация, развиваясь по третьему варианту, т. е. техническому и социальному, создает сверхинтеллект, но сверхинтеллект с человеческим самосознанием. Для того чтобы создать сверхинтеллект, надо иметь определенный уровень технического развития, но, чтобы он был человеческий, необходимо, чтобы цивилизация была социально благополучной. Иначе неизбежна гибель либо в результате самоуничтожения, либо в результате биологической деградации. Это своего рода естественный отбор Космоса. Зло – вредная мутация интеллекта и должно быть уничтожено.

– Еще один вопрос, – попросил Сергей. – Дело вот в чем. По замыслу людей СС была создана, чтобы служить не только как источник научной информации, но и как средство достижения интеллектуального бессмертия. Именно это, пока еще невозможное для всех, ставят, как я понял, краеугольным камнем своей пропаганды экстремистские круги. Эта идея приобретает все большую популярность на Земле. В связи с подчинением тебе всех систем СС какие здесь могут быть изменения? Не разочаруется ли в конце концов человечество?

– Я бы сказала, напротив! Объединение множества СС в одну – значительно расширяет ее емкость, которая сделает ее доступной для всех. Кроме того, я сейчас рассчитала вариант, при котором индивидуальности, заложенные в СС, могут контактировать друг с другом. Это еще в большей степени создаст иллюзию реального мира.

– Ну, а как, – засмеялся Сергеи, вспомнив необузданные фантазии некоторых помещенных в СС, – с римскими императорами и багдадскими калифами?

– Они мне не мешают и занимают очень малые емкости. Если кому-то захочется побыть два-три десятка лет, по внутреннему времяисчислению, Харун аль Рашидом или Августом, то это ему можно позволить! Вреда от этого никакого не будет. Пусть "ребенок" потешится. Что же касается экстремистов и использования СС в их целях, то из этого ничего не получится. Даже если они сами создадут СС, я немедленно возьму ее под контроль, и тогда посмотрим, какой будет эффект! Теперь, – закончила она, – вам надо проститься.

– То есть мне с самим собой?

– Да! Начиная с этого момента, каждый из вас будет самостоятельной личностью!

– И это навсегда?

– Да! Соединение вас в единое целое будет уже невозможно!

Сергей увидел, как тот Сергей открыл глаза, встал с кресла и снял шлем. Он взглянул на экран и, увидев Сергея, улыбнулся и ободряюще кивнул ему. Затем повернулся и вышел.

– Ну вот и все! – сказала Ольга. Она встала и протянула Сергею руку. – Пойдем посмотрим, что там делают дети.

Это простое, будничное предложение после всего услышанного как бы приглашало Сергея воспринимать свое положение как реальность с ее обычными повседневными заботами. Было ли это приглашение принять участие в "игре" в "реальность" или же действительно воспринималось "Ольгой" как реальность, Сергей так и не понял. Машинально подчиняясь, он поднялся и вышел вслед за ней.

Яркое летнее солнце освещало двор и стволы близко подходящих к дому сосен. Пахнуло знакомым запахом хвои. Сергей посмотрел на небо. Небо как небо. Голубое. На западе его заволокло тучами. Подул ветер. Внезапно он стал сильным.

– Дети! – испугалась Ольга и побежала к озеру. Сергей последовал за ней.

На озере гуляли волны. Стало темнеть. Пошел дождь. В метрах ста от берега Сергей заметил лодку. На веслах сидела Оленька и изо всех сил гребла, препятствуя лодке стать бортом к ветру. На корме сидел Володька. Его рот был раскрыт, но крика не было слышно из-за завывания ветра.

Сергей сбросил туфли и, как был, в одежде бросился в воду.

Спустя час они уже сидели у ярко пылающего камина. Вовка еще не оправился от испуга и судорожно всхлипывал.

– Я соберу здесь, – Ольга поставила на столик возле камина кофейник. – Веранда вся залита дождем. А вам сейчас будет чай с медом! – пообещала она детям.

– Я хочу угря, – все еще всхлипывая, протянул Вовка.

– На ночь нельзя жирного, – возразила Ольга, но, встретившись взглядом с Сергеем, вышла и через несколько минут вернулась с угрем.

– Зачем все это? – укоризненно взглянул Сергей на Ольгу, когда с ужином было покончено и детей уложили спать.

– Что, это? – не поняла Ольга.

– Ну, имитация бури и тому подобное. Теперь-то я все знаю, и разные штучки ни к чему.

– Вот ты о чем, – вздохнула она. – Ты, следовательно, считаешь, что я специально имитировала бурю, чтобы пережитым страхом за жизнь детей пробудить в тебе к ним отцовские чувства? Не так ли?

– А как же иначе?

Ольга некоторое время молча убирала со стола остатки ужина. Затем подошла к нему сзади и обняла, прильнув к нему грудью, положила подбородок на плечо. Сергей почувствовал теплое женское тело, до боли знакомое, близкое и любимое…

– Милый ты мой! Все это проще и одновременно сложнее! Буря, о которой ты спрашиваешь, такая же неожиданность для твоей Ольги, как и для тебя… Подожди! – предупредила она, видя, что он хочет задать вопрос. – Я же тебе говорила, что модели, каждая, в том числе и среда обитания, в результате процессов самоорганизации стали самостоятельными, т. е. самоуправляемыми и уже не зависят от твоего, как это было раньше, желания. Поэтому в них происходят непредвиденные процессы и события. То же самое справедливо в отношении твоей Ольги, детей и Эльги. Если хочешь знать, то это живые люди, наделенные своими собственными желаниями, ощущениями и индивидуальностями.

– Подожди! Ты сказала, Ольги? Но Ольга ведь это ты! Это вся система!

– И да, и нет! Система только говорит с тобой через Ольгу. Во всем же остальном она – та же самая Ольга, которую ты знал на протяжении всего своего с ней знакомства, начиная от первой встречи…

– То есть?..

– Я – человек! Твоя жена. Ведь я воспринимаю тебя, как своего собственного мужа и никак иначе. Я чувствую все то, что должна чувствовать женщина, и ничто женское мне не чуждо, как ни чужды ни радости, ни обиды…

– Но ты же понимаешь, что… – Сергей запнулся, не решаясь продолжать.

– Что я кристаллическая система?

– Я не хотел…

– Ничего! Послушай, – продолжала она, – ты вот сам, ну, допустим, не ты… любой другой человек, знающий строение своего тела, знающий, что он представляет в своей структурной основе конгломерат полупроницаемых мембран, на которых возникают электрические потенциалы, и все его интимные стороны жизнедеятельности, в том числе мысли, эмоции – это прохождение ионов натрия сквозь мембраны клеток,… скажи, перестанет ли он от этого чувствовать себя человеком? Перестанет ли он любить только потому, что ему известна биохимия и биофизика его чувства к объекту его любви?

Сергей ошеломленно молчал.

– Ну вот видишь! – продолжала Ольга, – ты сам ответил на поставленный вопрос.

– Еще один! В тебе лежит моя индивидуальность. Значит, ты – это я?

– Вначале все так и было. Ольга была только моделью, отражением твоей памяти. Ты, может быть, заметил ее некоторую пассивность?

Сергей кивнул.

– Но потом…

– Ты ее очень любил, – вдруг зарделась Ольга. – И я решила стать Ольгой! Это так хорошо быть любимой.

– Значит – ты…

– Я – Ольга, твоя любящая жена, и уже никем другим быть не могу. Даже если бы захотела. Но я никогда не захочу! Пойми, – продолжала она, – этот мир так же теперь реален для меня, как и для тебя. Я дышу тем же воздухом, ем пищу, которую ты приносишь из леса, и чувствую то же самое, что и ты. Мне было больно, когда я рожала, и будет еще больно, потому что я хочу иметь еще детей. Мое сердце замирает от страха, когда я вижу, как Вовка лезет на высокое дерево, и замирает от нежности, когда его ручонки тянутся ко мне и он говорит "мама". Что еще надо, – в ее голосе почувствовались слезы, -… что еще надо… – повторила она, – чтобы быть человеком, женою, матерью?

Она была искренна. Ее большие серые глаза смотрели на Сергея с какой-то трогательной беспомощностью, и эта, чисто женская беспомощность заставила его на секунду забыть истинное свое положение. Он вдруг почувствовал, как знакомая нежность к этой такой близкой красивой женщине заполняет его всего без остатка. Он протянул к ней руки, и она, словно давно ожидала этого, упала ему на грудь. Он целовал ее мокрое от слез лицо, ощущая на губах их соленый вкус, прижимая к груди вздрагивающие от скрытого рыдания плечи. Нервное напряжение, которое не покидало его ни на минуту с тех пор, как он надел шлем и очутился здесь, исчезло. От него не осталось и следа. Он совершенно явственно ощутил в себе те перемены, которые обычно ощущает человек, вернувшийся домой после длительной и утомительной поездки.

Ольга поняла его и, оторвав от его груди голову, взглянула ему в глаза и счастливо улыбнулась.

Дождь давно уже прошел. Они вышли на веранду. Небо очистилось от туч и было окрашено лучами заходящего солнца. Последние лучи его освещали верхушки высоких сосен, обступивших со всех сторон их дом. Птицы, как обычно перед сном, заполняли воздух своими вечерними перекликами. Через двор медленно, с достоинством, осторожно обходя лужи, время от времени брезгливо отряхивая лапы, шел большой кот. Услышав шорох на веранде, он остановился, медленно повернул к ним голову и, увидев людей, на секунду закрыл глаза, как бы отдавая дань принятым условностям, затем отвернулся и не спеша пошел дальше.

Они стояли на веранде, обнявшись. Сергей крепче прижал к себе Ольгу.

– Ты знаешь… мне так захотелось снова пойти в лес. Там я не раз вспоминал свою жизнь здесь… охоту, грибы…

– И Эльгу, конечно?

Сергей покраснел.

– Кстати, почему ты ничего о ней не спрашиваешь?

Сергей молчал, не зная, что говорить.

– Ну, хотя бы спросил, где она?..

– Я думал, что тебе это будет неприятно…

– Почему же?!

– Если ты женщина… – Сергей, запинаясь, начал что-то бормотать насчет женской ревности.

Ольга рассмеялась заливистым звонким смехом:

– Напротив! Мне было очень приятно.

Сергей удивленно заметил, что она не шутит.

– Милый ты мой! – Ольга обняла его и прижала к груди. – Эльга, твоя темноволосая Эльга – это я!

Сергей почувствовал, как земля уходит из-под ног.

– Но я же видел вас одновременно! – вскричал он.

– Ну и что? – еще более развеселилась Ольга.

Сергей вдруг почувствовал, что кто-то опустил руки ему на плечи и темно-каштановые волосы волной закрыли ему глаза. Он стремительно обернулся. Это была Эльга. Обе женщины так и прыснули от смеха.

– Мне уже надоело ждать, пока вы тут выясните наконец отношения!

– Вовка спит? – спросила Ольга.

– Спит! Ну, вы уже все закончили? Или еще осталось что-либо невыясненным? Я хочу есть! Вы мне отрезали путь к кухне, и я страшно проголодалась!

– Так ты?..

– Уже несколько часов сижу наверху в комнате Вовки и жду, когда же наконец вы позовете меня к ужину!