BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 17 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 107 | Загрузок: 0 | Размер:
ПОВОРОТ



Он вошел в комнату, запер за собой дверь и остановился в двух шагах от женщин. На Марию он теперь не смотрел. Взгляд его водянистых глаз был устремлен на Ирину. Та сжалась.

– Так, сука, – прошипел Генрих. – Завтра я тебя отправлю туда, куда ты, видимо, хочешь попасть. Но сегодня ты получишь от меня сполна то, что заслужила. – Он сунул руку в карман и вытащил продолговатый металлический цилиндр. Держа его впереди себя, он нажал кнопку, и из цилиндра выскочил тонкий гибкий хлыст. Ирина завизжала.

– Тебе знакома эта штука? Ты уже раз ее попробовала. Теперь ты получишь всю оставшуюся порцию.

Хлыст со свистом разрезал воздух. Еще. И еще раз. Брызнула кровь. Ирина кричала, извиваясь на полу всем телом. С каждым нанесенным ударом Генрих зверел все больше и больше. Наконец женщина перестала кричать. Генрих стал тогда бить ее ногами в живот, в грудь. Наступила тишина. Слышны были только глухие удары да сопение истязавшего неподвижное тело палача.

"Он ее сейчас убьет!" – с ужасом подумала Мария. Она схватила Генриха за плечо.

– Перестаньте! Вы убьете ее!

– Что?! – взревел Генрих. Он поднял хлыст. Мария успела отстраниться, и удар хлыста обрушился ей на плечо, рассек платье и кожу. Генрих метил в лицо, но промахнулся из-за малого расстояния. Не помня себя, она вырвала из его рук хлыст и обрушила удар тяжелой рукоятки на голову хозяина. Генрих обмяк и свалился на пол. Мария продолжала наносить удар за ударом…

Внезапно она успокоилась. Подошла к двери, прислушалась. Все было тихо. Она приоткрыла дверь. В коридоре никого не было. Снова закрыла и повернула ручку замка. Затем, схватив труп за ноги, поволокла его в смежную со спальней ванную комнату. Положив труп на кафельный пол, взяла таз и тряпку, вернулась в спальню и тщательно замыла следы крови. Вымыла руки и занялась Ириной. Она положила ее на постель и стала приводить в чувство. Ирина застонала и открыла глаза. Сделала движение и тут же скривилась от боли.

– Там, в ванной, на полке – мазь, – прошептала она.

Мария нашла мазь и, срезав ножницами пропитанные кровью обрывки платья, смазала раны подруги. Через некоторое время та окончательно пришла в себя.

– Где он? – были ее первые слова.

– Лежит на полу в ванной, – спокойно ответила Мария.

Та пристально посмотрела на нее и все поняла.

– Ты убила его? – все еще не веря в случившееся, спросила она не то утвердительно, не то вопросительно.

Мария кивнула головой.

– Лежи! – приказала она, когда Ирина сделала попытку приподняться.

– Что теперь будем делать?

– Не знаю…

Ирина закрыла глаза. Долго молчала, что-то обдумывая. Потом решительно сказала: – Позови управляющего!

– Ты хочешь меня выдать? – спокойно и отрешенно спросила Мария.

Ирина не ответила. Усилия, которые она затратила на разговор, лишили ее последних сил, и она снова потеряла сознание.

Мария задумалась. Она не жалела о случившемся. Поняв, какая ее ожидает жизнь, она уже не боялась смерти. Ирина, как она случайно узнала у дворецкого, была уже десятой наложницей у Генриха. Тогда она не придала значения этому. Теперь же ей стала ясна судьба тех девяти, которые были раньше, до Ирины. Но Александр? Не может быть, что он не знал всего. Как он мог приобретать Ирину для Генриха? Может быть, он не знал? Ей хотелось в это верить. Александр… А сын? Что теперь будет с ним? За все время, прошедшее от случившегося, она впервые подумала о сыне и только тогда почувствовала страх. Она вспомнила закон, который не раз им объясняли во время уроков в школе. Закон гласил, что если убийца представителя высшего класса не найден, то казни подлежат все слуги, живущие в его доме.

У Ирины, подумала она, следовательно, нет другого выхода. Так пусть лучше погибну я одна! – решила она и пошла за управляющим.

Сначала она зашла к себе попрощаться с сыном, которого теперь больше не увидит. Слезы брызнули у нее из глаз. Она покормила его напоследок и, уложив в кроватку, пошла искать управляющего. Нашла его в саду. Управляющий распекал за что-то садовника.

– Вас просит зайти Ирина, – сообщила она ему, дождавшись, когда управляющий сделал паузу.

– Ирина? – крайне удивился он. – Не понимаю?

– Это крайне важно.

Управляющий внимательно посмотрел на нее и, поняв, что дело не терпит отлагательства, торопливо пошел к дому. Мария последовала за ним.

Управляющий шел быстро, и она нагнала его у самых дверей комнаты подруги.

Увидев истерзанное тело Ирины, управляющий повернулся к Марии.

– Когда это? – только спросил он.

– Полчаса назад, – ответила она, закрывая и запирая дверь на замок.

Управляющий подошел к распростертому телу и, взяв руку женщины, стал считать пульс. Потом подошел к тумбочке, достал небольшой пузырек и рюмку. Отсчитал капли и влил лекарство в рот Ирине. Затем повернулся к Марии.

– Где он?

Мария кивнула на дверь ванной. Управляющий удивленно взглянул на нее и пошел туда. Был он там несколько минут. Послышался шум воды из крана. Он вышел, вытирая руки полотенцем.

– Ждите меня здесь и никуда не отлучайтесь, – приказал он…

Прошел час, затем еще полчаса. Она услышала тяжелые шаги по коридору. "Идут за мною", – поняла она и встала.

Щелкнул замок, дверь отворилась, и вошел управляющий, сгибаясь под тяжестью большого пластмассового короба.

– Вот, еле нашел, – задыхаясь, сказал он. – Дай переведу дух… А теперь помоги мне.

Ничего не понимая, Мария помогла ему поднять короб.

– Сюда! – управляющий, пятясь задом, направился в ванную.

– Ставь на край!– Они поставили ящик на край ванны. Мария заглянула в нее и увидела лежащего там Генриха.

Управляющий достал из кармана щипцы и стал открывать крышку ящика.

– Наклоняй! – приказал он. – Только смотри, чтобы не попало на руки.

Из короба посыпался белый порошок. Он почти закрыл труп. Управляющий открыл кран горячей воды. Вода полилась на порошок и сразу же забурлила, как от кипения.

– Давай выйдем отсюда. – Управляющий повернул ручку включения вентиляции до отказа. Загудел двигатель. Он прислушался, затем с сомнением покачал головой и, подойдя к окну, открыл его.

– Так будет надежней!

Они вышли. Управляющий вытащил из кармана моток лейкопластыря и тщательно заклеил дверь в ванную.

– Будет много вони, – пояснил он и подошел к постели Ирины. – Ну, как она?

– Ей, видимо, лучше, – ответила Мария. Это были ее первые слова с момента его возвращения. Она молча выполняла его указания, еще не понимая их истинного смысла, который только начал доходить до ее сознания.

Кончив считать пульс, управляющий выпрямился.

– Завтра нерастворившиеся останки этого хорька я унесу в парк и зарою. Пока его хватятся, пройдет немало времени, и мы что-то успеем придумать.

Он снова наклонился над спящей Ириной и осторожно дотронулся рукою до ее лица. Ирина открыла глаза.

– Павел… – Мария впервые услышала его имя.

– Лежи тихо. Я осмотрю тебя. – Он начал щупать ей живот и грудную клетку. Ирина вскрикнула от боли.

– Сломано два ребра, – констатировал Павел. – Печень, к счастью, цела.

– Я напрягала живот, как ты учил, пока была в сознании.

– Это тебя спасло. Если бы был разрыв печени, пришлось бы везти тебя в госпиталь. А там…

Ирина закрыла глаза и глубоко вздохнула, но сразу же вскрикнула от боли.

– Потерпи. Сейчас я тебе сделаю повязку. Мария, – попросил он, называя ее по имени, – помоги мне ее приподнять.

– Тебе придется немного полежать, – сказал он, закончив бинтовать ей грудную клетку. – Дня через три сможешь ходить. Постарайся заснуть.

Он снова накапал из пузырька лекарства и дал ей выпить. Минут через десять Ирина уже спала.

– Теперь с тобой, – Павел повернулся к Марии. – Сейчас иди в свою комнату, а завтра, как ни в чем не бывало, придешь наверх – завтракать. Запомни! Ты сегодня рано легла спать и ничего не знаешь!





ПАВЕЛ



Утром в столовой Марию встретил дворецкий.

– Вам придется завтракать одной, – сообщил он. – Хозяин вчера вечером уехал, а госпожа Ирина больна.

Мария кивнула и села на свое место.

После завтрака Мария вышла во двор и, проходя мимо открытых дверей гаража, не заметила черного бронированного электромобиля Генриха. Она решила не менять своих привычек и делать то, что обычно делала каждый день.

С большим трудом выдержав положенные полчаса прогулки в парке и обойдя близлежащее озерко, в котором плавало семейство черных австралийских лебедей, покормив их, как обычно, хлебом, она, еле сдерживая нетерпение и стараясь идти как можно медленнее, пошла в дом.

"Теперь можно проведать Ирину, – подумала она. – Это будет естественно, так как дворецкий сообщил мне о ее болезни".

В дверях она столкнулась с выходящим из ее покоев Джимом.

– Ну, что там? – спокойно, как ей показалось, спросила она.

– Ой, плохо, мадам, – грустно покачал головой евнух. – Госпожа ничего не хочет есть. Я ей принес завтрак, но она прогнала меня и даже не дотронулась до еды. Надо позвать доктора.

– Иди! Без тебя разберемся! – строго приказала Мария.,

Евнух покорно поклонился и исчез. Мария осторожно постучала в дверь.

– Я тебе сказала, чтобы ты убирался, черная рожа! – послышалось из-за двери.

– Это я, – Мария вошла.

– Павла не видела? – были первые слова Ирины. Она, видимо, немного оправилась от вчерашних побоев и устроилась в кровати полусидя, опершись на подушки.

– Нет, не видела, – Мария подошла поближе. – Почему ты не ешь? Тебе надо беречь силы.

– А… – махнула рукой Ирина и тут же поморщилась от боли. – Достань из тумбочки ветчину. Ты помнишь, я вчера ее туда положила.

– Если бы не Павел, – с трудом откусывая по кусочку, пожаловались она, – я бы умерла с голоду.

– Это он тебя снабжает?

– А кто же? – усмехнулась она и внезапно насторожилась. – Ты не чувствуешь вони?

Мария принюхалась.

– Как будто пахнет горелым…

– Уже омылился! Павел говорит, что к вечеру он весь растворится. Останется только немного костей. Боже мой! Именно такой смерти я ему желала. Спасибо тебе! Да ты ешь. Хорошая ветчина. У меня был еще сыр, но вчера весь съела, без остатка. – Она замолчала и принюхалась.

– Однако воняет! Ты не чувствовала запаха в коридоре? – тревожно приподнялась она с подушек.

– Вроде нет.

– Такой заморыш, а воняет, как целый конь!

– Что с нами теперь будет?

– Положись на Павла.

– Но его, так или иначе, скоро хватятся.

– Когда его хватятся, нас уже здесь не будет. Там, – она кивнула на дверь, – ничего не говорят?

– Дворецкий сказал, что хозяин уехал вечером, а ты больна.

– Все правильно! – она протянула ей оставшийся кусок ветчины. – Если больше не хочешь, положи, пожалуйста, на место. Эх, только бы встать на ноги!

– Встанешь!

Дверь отворилась и вошел управляющий.

– Ну, как дела? – обратился он к женщинам.

– Все нормально! – ответила Ирина. – Когда ты вернулся?

– Часа два назад. Я еще час просидел в зарослях, ожидая, когда уйдут рабочие.

– Все о'кэй?

– Все!

Мария не понимала, о чем они вели разговор, но не решилась спрашивать. Она теперь видела, что между Павлом и Ириной имеется какая-то прочная связь. "Может быть, Павел ее любовник? – подумала она. – Скорее всего!"

– Дней через пять-шесть мы можем двинуться в путь, – сообщил Павел, теперь уже обращаясь к обеим женщинам. – Жаль, – продолжал он, – что это случилось немного раньше, чем следовало. Мне еще надо было кое-что узнать.

– Я, кажется, смогу тебе помочь, – обрадовалась Ирина.

– Ты? Каким образом?

– Я, думаешь, ни о чем не догадывалась?

– Не понимаю?

– Ладно! Потом! Тебе нужна карта?

– Где она? – быстро спросил Павел, строго взглянув на Ирину

– В сейфе! Но нужны ключи.

– Ключи есть. Они были у него в кармане, но я не знаю кода а без…

– Я его знаю, – перебила Ирина, – 661209, затем на втором диске – 750862.

– Откуда ты знаешь?

– Я заметила, что ты за ним следишь и иногда роешься в его бумагах. После этого я решила следить тоже.

– Он что, закрывал при тебе сейф?

– Один раз.

– И ты запомнила?! – недоверчиво спросил Павел.

– Нет, конечно! Только первые цифры.

– Так как же?

– Он склеротик и сам не мог запомнить. Поэтому записывал на бумажке и постоянно носил с собой.

– И ты?..

– Ночью вытащила ее, прочла и запомнила.

– Тогда нельзя терять времени. Мария! Ты пойдешь со мной и проследишь, чтобы никто не вошел. Хотя это мало вероятно, но все-таки.

Они прошли в левое крыло здания. Кабинет находился рядом с бывшей библиотекой. В него можно было попасть с центрального входа из большого парадного холла и через библиотеку. Здесь была потайная дверь, имитирующая шкаф. В библиотеку же можно было проникнуть только через веранду, теперь закрытую на ключ. Ключ, к счастью, оказался в одной связке с ключом от кабинета и сейфа.

Коридор был пуст. Павел прошел вперед. Внезапно он остановился и сделал знак Марии. Та замерла. Павел прислушался. Внизу, на парадной лестнице, послышались голоса. Павел быстро подошел к перилам лестницы, наклонился вперед и крикнул:

– Хэм! Где ты пропадаешь? Я ищу тебя уже час.

– Я все время здесь, – послышался ответ дворецкого.

– Послушай, Хэм! Хозяин говорит, что повара воруют продукты. Отправляйся на кухню и проверь. И смотри, чтоб все было точно, до грамма. Постой! Ты, я знаю, будешь возиться там до вечера. Возьми с собой в помощь дармоедов-лакеев и можешь прихватить негров. Потом проследи, чтобы почистили перила и решетки в вестибюле. Они грязные. Смотри! Я проверю!

– Слушаюсь, сэр! – послышался ответ с едва уловимыми нотками неудовольствия.

Павел проследил, как дворецкий направился в правое крыло нижнего этажа, где находилась кухня и слуги, повернулся назад и, увидев Марию, притаившуюся в нише стены, кивнул ей головой. Та сняла туфли и, держа их в руках, тихо прошмыгнула через верхнюю лестничную площадку в левое крыло здания.

ЗДЕСЬ можно было действовать смелее. Слуги появлялись тут только по вызову или в определенные часы уборки да еще, когда прислуживали при трапезах хозяина.

Без приключений они попали в библиотеку, а оттуда – в кабинет. Полуденное солнце ярко освещало большую комнату. Раньше, при Александре, она бывала здесь часто. Мария осмотрелась. Обстановка и расположение мебели совершенно не изменились. Справа, боком к окну, стоял массивный дубовый стол, сзади него, на расстоянии двух метров, – большой стальной сейф. Возле него уже трудился Павел.

– Хорошо, что старикан не поставил себе другой, более современный. Тот открывается только при распознании узора ладони и пальцев. Этот же, – он открыл дверцу сейфа и, не договорив, удивленно присвистнул. Мария подошла поближе.

– Посмотри, что я нашел, – Павел вытащил из бокового вертикального отсека сейфа продолговатый предмет.

– Что это? – не поняла Мария назначения предмета.

– Это, милая, такая штучка, которая очень больно кусается. Называется она бластер.

Он покрутил его в руках, нажал кнопку и, увидев засветившийся зеленый огонек, удовлетворенно хмыкнул:

– Заряжен полностью! – Он положил бластер на пол и пошарил руками в глубине отсека. Через несколько секунд вытащил оттуда несколько коротких цилиндров.

– Здесь целый арсенал!

– А это что?

– Потом объясню. Надо найти карту.

В сейфе лежала целая груда папок. Павел вытащил их и разложил на столе.

– Давай смотреть!

Карта оказалась в верхней папке. Вернее, это был целый атлас из скрепленных между собой карт. Мария ничего не понимала в картах, она не могла даже сказать, какая местность изображена на них.

– Вот она! – тихо воскликнул Павел, развертывая первую. – Это северо-запад Канады. Так я и знал! – Он показал Марии нанесенные красным карандашом кружки. Отложил эту карту и раскрыл следующую.

– Посмотри другие папки, а я пока позанимаюсь географией. Ага, здесь ничего. Не добрались, сволочи!

– Это важно? – спросила Мария.

– Очень! Каждый кружок – это жизнь многих людей. – Он сложил карты и спрятал их под свитер.

– Что в других? Ты не посмотрела?

– Какие-то списки.

– Дай-ка мне! – он взял у нее бумаги и углубился в чтение. Через несколько секунд он вскрикнул, как будто его кто-то ударил.

– Не может быть!

По-видимому, прочитанное его крайне взволновало, так как он даже опустился в кресло и минут пять сидел молча и неподвижно. Справившись с волнением, он пересмотрел другие папки. Некоторые небрежно откладывал в сторону, содержание других изучал внимательно.

– Вот! Это тебе будет интересно, – протянул он ей красную папку. На папке была сделана аккуратная наклейка, на которой значилось одно-единственное слово: "Александр". В папке на самом верху лежало прошение Александра о регистрации его брака с Марией. К прошению прилагались ее "документы" с указанием номера, вытатуированного на плече, и личное письмо Александра к Генриху. В письме Александр просил Генриха, используя связи, ускорить его, Александра, брак с Марией и усыновление ребенка.

– Уже это письмо делает тебя свободной, – пояснил Павел. – Но теперь ты не сможешь им воспользоваться, так как надо будет объяснить, как оно к тебе попало. А вот еще любопытный документ. Он только подтверждает наши подозрения.

Это был рапорт об исполнении "известной Вам акции". В рапорте указывался регистрационный номер электромобиля Александра. Отмечалось, что владелец электромобиля скончался, не приходя в сознание. В приписке сообщалось, что исполнитель акции ликвидирован. Тут же была бумага, в которой говорилось об аварии полицейской машины и гибели трех полицейских.

– Тройная страховка!

– Не поняла?

– Это я так! Скажу тебе только, что ты с полной уверенностью можешь считать Генриха убийцей твоего мужа. Так что, если тебя мучает совесть, ты можешь быть спокойна. Однако давай приведем все в порядок.

Они сложили папки и положили их на место.

– Если хочешь, возьми этот документ, – он протянул ей прошение Александра о браке. – Но, продолжал он, – ты им не сможешь воспользоваться. Пусть лучше лежит здесь.

Мария кивнула в знак согласия.

Они тихо покинули кабинет, вышли через библиотеку на веранду и вскоре очутились в комнате Ирины.

– Все в порядке! – сообщил он в ответ "на немой вопрос Ирины. – Ты только напрасно встала, – упрекнул он ее.

– Мне уже лучше.

– На ночь обязательно прими лекарства. Скоро тебе понадобятся все силы.

– Что вы принесли? – спросила она, косясь на бластер в руках Павла и его оттопыренные карманы.

– Это нам вскоре может сильно пригодиться, пока мы доберемся до своих. Кстати, вот еще что, – он вытащил из кармана два цилиндрика.

– Это тебе, – он протянул один из них Ирине и тут же крикнул: – Осторожно! – когда она положила палец на едва заметный выступ на корпусе цилиндра. – Положи пока и не трогай. Сейчас все объясню.

Ирина послушалась и положила цилиндр на стол.

– А этот, – Павел положил рядом с первым второй, – тебе, Мария. На всякий случай, – пояснил он, – если меня рядом с вами не будет. Эту штучку надо держать в руках так. – Он показал, как надо держать цилиндр. – При нажатии на выступ из этого узкого, почти невидимого отверстия выбрасывается струя на пять-шесть метров. Ее надо направить в лицо противника, но если она попадает на другие участки кожи, эффект будет тот же, хотя наступит на пять-шесть секунд позже. Жидкость, вернее, аэрозоль, проникает сквозь кожу почти мгновенно и выводит противника из строя часа на два, а то и три. Сознание теряется сразу же после попадания капелек на кожу. Так что, будьте осторожны!

И еще. Здесь двенадцать зарядов. Каждый выстрел дозируется автоматически. Если надо произвести два выстрела, то следует нажать на выступ дважды. После двенадцатого нажатия цилиндр пуст, и вы можете его выбросить.

Он с усмешкой посмотрел на Марию.

– Во всяком случае, это лучше, чем колотить рукояткой хлыста по голове. Не так противно.

– Хорошо, что ты напомнил, – встрепенулась Ирина. – Может быть, уже пора? – она кивнула на дверь в ванную комнату.

Павел поднялся со стула.

– Пойду посмотрю.

Мария тоже встала.

– Может, я уйду? Мне надо покормить малыша.

– Конечно, конечно. Иди. Я только хочу тебя предупредить, что меня два дня не будет. Вряд ли Генриха хватятся за это время, но, во всяком случае, помните, что вы ничего не знаете; и ждите меня. Эти штучки, – он указал на лежащие на столе цилиндры, – спрячьте. Свой возьми сейчас. – Он протянул один из них Марии. – Применять их только в самом крайнем случае, – строго предупредил он. – И держите их постоянно при себе. И последнее. Если что-нибудь случится такое, что не будет другого выхода, запомните, в западной части парка, справа от статуи Дианы с собаками, в кустах роз есть потайной лаз. Он выводит за ограду. В километре от выхода начинается лес. Там найдете овраг. В овраге две поваленные поперек сосны. Сразу за ними – кусты, переплетенные плющом. Там небольшая пещерка. В ней трехдневный запас еды и воды. – Он замолчал, обдумывая, все ли сказал.

– Я думаю, что до этого не дойдет, – нарушила молчание Ирина.

– Я тоже надеюсь, – ответил Павел. – Но вот еще что, – оживился он, – если будете вынуждены бежать, то брызните из цилиндрика на подошвы обуви. Тогда ни одна собака не возьмет след. – Он облегченно вздохнул, удовлетворенный, что ничего не забыл.

– Теперь иди! – отпустил он Марию.

Павел, как и обещал, вернулся через два дня. К этому времени Ирина уже окончательно встала на ноги. Женщины гуляли в парке вместе с малышом, который спокойно спал в колясочке.

– Вот где вы! – обрадовался Павел.

– Мы ходили смотреть возможные пути отхода, – засмеялась Ирина.

– Нашли?

– Да, там, где ты сказал, справа от Дианы. Как у тебя?

– Отлично! Я успел все сделать. Теперь люди вне опасности. Я уеду снова на пару дней, и, когда вернусь, мы сможем покинуть этот дом. Мне еще надо договориться о технике переброски вас в безопасное место.

– Как? Разве ты не поедешь с нами? – огорчилась Ирина.

– Я еще не знаю. Это не от меня зависит. Но вы не беспокоитесь! Вас встретят надежные люди и проводят до места назначения. Но скорее всего я смогу быть с вами.

Мария из деликатности отошла от них и свернула в боковую аллею.

Вечером к ней в комнату постучала Ирина.

– Можно я помоюсь в твоей ванной? Я не могу пользоваться своей…

– Конечно, милая!

Она помогла подруге раздеться и разбинтовала ей грудь.

– Болит?

– Если делаю резкие движения. А так уже терпимо.

– Как он тебя разукрасил! – она с ужасом смотрела на иссеченное тело подруги.

– Все-таки мазь помогла. Они уже почти не болят. Вот только жаль – останутся рубцы. Ты мне помоешь голову? Мне трудно поднимать руки.

– Конечно, конечно! – заторопилась Мария.

Часа через два Ирина, уже одетая и причесанная, собиралась уходить, как снаружи, со стороны ворот, раздался пронзительный вон сирены. Они бросились к окну. Ворота были настежь открыты, и через них во двор одна за другой въезжали полицейские машины.

– Павел уехал? – встревожилась Мария.

– Часа три назад, – ответила подруга, наблюдая, как машины подъезжают к крыльцу дома и из них выскакивают полицейские в черных мундирах.

– Я, пожалуй, пойду. Лучше, чтобы нас не застали вместе.

– Иди. Днем встретимся. Если я не зайду к тебе, выходи в парк.

Она закрыла за Ириной дверь и прислушалась. Минут через десять в коридоре раздался топот сапог и к ней постучали.





ГЕНЕРАЛ



На пороге стоял офицер в сопровождении двух полицейских.

– Мадам, вас просят подняться наверх, к генералу! – Он отступил, пропуская Марию.

В центральном холле у карточного столика сидел высокий пожилой седовласый мужчина. Судя по расшитой золотом форме, это и был генерал. Мария заметила, что у него большие умные и проницательные глаза. Это ее встревожило. Генерал, это был он, отнес промелькнувшую тревогу к естественному состоянию женщины, поднятой вечером с постели, и поспешил успокоить ее.

– Прошу вас, не волнуйтесь, – сказал он, вставая, – и присядьте здесь, – указал он на стул напротив, который тут же предупредительно пододвинул Марии офицер. – Извините за поздний визит, – продолжал генерал, – но обстоятельства вынудили нас нарушить ваш покой.

Мария села и вопросительно взглянула на генерала. Тот по достоинству оценил сдержанность женщины и улыбнулся, но тотчас же снова стал серьезным.

– Простите, что я вторгаюсь в ваши интимные стороны жизни, но интерес дела требует полной откровенности.

Мария наклонила голову в знак согласия.

– Вы были близки с хозяином этого дома? – полувопросительно продолжал ее собеседник.

– Да, – как можно спокойнее ответила Мария. – Генрих, – она назвала хозяина по имени, тем самым подтверждая догадку генерала, – решил усыновить моего сына.

– Да, я знаю, – подтвердил генерал. – В связи с этим, – продолжал он, – вы кровно заинтересованы помочь нам, так как, ваш сын со временем наследует огромное состояние. Если, конечно, Генрих не умрет прежде, чем оформит усыновление.

– Вы сказали, умрет? Что с Генрихом?! – Мария не скрывала своего волнения.

Генерал сочувственно посмотрел на нее.

– Успокойтесь, прошу вас, – он повернулся к стоящему в трех шагах офицеру, – дайте воды!

– Вот так! – он принял стакан от Марии и поставил его на стол. – Генрих жив! И пока ему ничего, надеюсь, не угрожает. Он просто попал в неприятную историю, но, надеюсь, скоро из нее выкарабкается. Я давно знаю его. Мы с ним большие друзья, и скажу вам, что он настоящий боец!

– Я знаю, – неосторожно подала реплику Мария и тотчас поняла, что сказала лишнее.

– Вот как? – удивленно вскинул брови генерал и внимательно посмотрел на Марию.

Та неожиданно для себя покраснела от сознания своей глупости. Генерал вдруг рассмеялся.

– О! Я вижу, ваши отношения зашли далеко! Ну что же. Наконец у старого Генриха будет достойная жена. Я сказал "старый", – поправился он, – в том смысле, что он старый мой товарищ.

– Я это знаю, – снова неожиданно для себя произнесла Мария и еще больше покраснела. Генерал окончательно пришел в хорошее настроение. Он весело подмигнул офицеру:

– Что, крепка старая гвардия, сынок?!

Тот вежливо улыбнулся и наклонил голову.

– Ну, в таком случае я буду с вами откровенен, как можно быть откровенным с женой своего старого друга. Генрих исчез, вернее, его похитили.

Мария сделала резкое движение.

– Кто?!

– Мы это со временем непременно узнаем. Его машину нашли в ста милях отсюда в небольшом леске. На сидении была записка с требованием выкупа в пятьсот миллионов кредиток. Деньги должны быть положены в известном месте в течение месяца. Следовательно, месяц Генриху ничего не грозит.

Невольно для себя Мария рассмеялась. Это была естественная реакция, когда страшное напряжение внезапно в результате сообщения генерала оставило ее. Она поняла, что ей и Ирине пока ничего не грозит. Ее смех, как ни странно, еще больше расположил к ней генерала.

– Я согласен с вами, – сказал он. – Генрих стоит больше, и ваша реакция восхищает меня. Я даже завидую своему другу. Но, если серьезно, то сумма очень большая!

Мария окончательно успокоилась.

– Я уверена, что Генрих тотчас же вернет правительству эту сумму. Умоляю вас как можно скорее внести ее.

Мы это непременно сделаем, мадам, но вначале попытаемся найти способ выручить и его, и деньги.

– Уверяю вас, они меня ничуть не интересуют. Лишь бы был жив Генрих!

– Хорошо, хорошо! – успокоил ее генерал. – Мы не предпримем ничего, что поставило бы под удар вашего мужа. Но мы должны кое-что проверить. Возможно, у похитителей были сообщники здесь, в доме. Где, кстати, управляющий?

– Он уехал сегодня по какому-то ранее отданному поручению.

– Вы не знаете куда?

– Я не интересуюсь делами слуг.

– Конечно… А скажите… эта другая женщина…

– Ирина?

– Да! Ее, кажется, так зовут.

– Видите ли, – Мария опустила глаза, – я не интересуюсь отношениями мужа с другими женщинами. В конце концов, это право мужчин. У моего бывшего мужа, простите, я оговорилась, он не успел оформить со мной брак, было много других женщин, но я не ревновала его к ним. Это же вполне естественно. – Она улыбнулась и лукаво посмотрела в лицо генералу.

– Вы просто ангел, – расцвел генерал. – Нет! Положительно Генриху повезло, как везет один раз в жизни! Не правда ли, Рональд?

– Так точно!

– Я прикажу подать кофе, – поднялась со своего стула Мария и хотела позвонить дворецкому.

– Не беспокойтесь, мадам! – генерал тоже поднялся. Он извиняюще развел руками:

– Служба прежде всего! Нам надо пройти в кабинет вашего мужа. Вы не возражаете? – вежливо спросил он.

– Конечно, если этого требуют интересы дела, – ответила Мария.

– Понимаете, в создавшейся ситуации мы должны ознакомиться с документами. Я сомневаюсь, что это нам поможет. Но все-таки… Я здесь раньше не был, поэтому прошу вас проводить меня.