BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 4 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 118 | Загрузок: 0 | Размер:
Гор пояснил, что он отобрал двадцать пять наиболее способных бойцов на роль младших командиров. Эрик по достоинству оценил предусмотрительность своего друга.

Он раза два прошелся перед рядами сидящих, собираясь с мыслями. Ему никогда не приходилось быть преподавателем, но он интуитивно понимал, что от первых слов, которые он скажет своим слушателям, зависит очень многое, так как первые слова врезаются в память, определяя отношение слушателя ко всей последующей информации.

– Обстоятельства, – начал он, – заставляют меня учить вас тому, чему бы я никогда и никого не хотел учить.

Он сделал паузу, как бы раздумывая, на самом же деле, давая аудитории время, необходимое для выработки соответствующего психологического настроя.

Внимательно окинул взглядом слушателей и продолжал:

– Я буду учить вас убивать, убивать, чтобы самим не быть убитыми. Убивать, в целях сохранения вашего народа и вашего уклада жизни. Чтобы вы и ваши дети могли жить свободными, чтобы вас не загоняли в концлагеря, не вскрывали чрева ваших жен и дочерей.

Вы должны стать жестокими. Но, став жестокими, вы призваны сохранить в себе присущую вам мягкость и доброту. Эта доброта – ваше главное богатство, и только защищая это богатство от посягательств и насилия, вы можете прибегать к жестокости. В других случаях она, жестокость, должна быть глубоко упрятана в ваших душах, подобно оружию, хранимому в арсенале.

Берегитесь употребить это оружие друг против друга. От вашей цивилизации тогда ничего не останется. Вы узнаете нищету и голод, гнет и страдания. Ваши добродетели обратятся в порок. Ваши нивы порастут сорняками. Ваши женщины потеряют красоту, а ваши дети – почтение и любовь к родителям. Ничто уже тогда не поможет вам!

Я пришел к вам из того мира, который тысячелетиями раздирался войнами и насилием. Людей сжигали на кострах, закапывали живьем в землю, покупали и продавали, как скот… В этом мире озверевший деспот развлекался стрельбой из лука в женщин, патриарх церкви пил эликсир молодости, приготовленный из крови невинных младенцев, жены завоевателей принимали ванны из крови девственниц покоренного народа, из кожи людей изготовляли дамские сумочки и абажуры…

Мучительной была история народа моей планеты. Только угроза самоуничтожения повернула историю на путь мирного развития, но до этого человечество пролило океаны крови и моря слез.

Помните, выпущенное на волю зло уже никогда нельзя будет заточить под замок!

Когда-то, более двух тысяч лет назад, на Земле жил пророк, который учил доброте и всепрощению. Он говорил: "Возлюби врага своего! Ибо, возлюбив врага своего, ты сделаешь его другом." Раб должен был возлюбить своего господина, ибо господин – враг раба. Господин лишил раба свободы, и раб должен любить его, следуя заветам пророка

Я говорю: пойми врага своего. Пойми, что он хочет, и поступай соответственно. Если враг хочет лишить тебя свободы – убей его! Но если ты видишь, что вражда между вами основана на недоразумении, обиде и может прекратиться, найди в себе мужество протянуть ему первым руку примирения. Думай и действуй! Думай мудро, действуй решительно и быстро! Поспешные решения и промедления в действиях всегда были причиной неудач и поражения. Я научу вас действовать быстро и решительно, но я смогу научить вас думать. Это вы должны сделать сами. И еще… Трудно превратить врага е друга, но друга во врага – очень легко. Овладев средствами насилия, помните об этом всегда!

И последнее. Прошу это принять, как мое завещание. Все мы смертны, и когда-нибудь умру и я. Но те знания, которые я вам дам, останутся жить. Если среди вас, знающих тайну оружия, появится один или больше, которые будут призывать вас применить это оружие против своих же, убейте его без промедления и сожаления, не принимая во внимание ни его заслуги, ни оправдания. И пусть это будет законом! Только в этом случае я буду вас учить! Вы должны будете дать присягу верности этому закону, который, я думаю, мы вскоре примем, – он посмотрел на Гора, – после обсуждения с вождями племен. Сейчас Гор распределит вас по группам. До принятия закона вы будете заниматься спортивной и строевой подготовкой под руководством младших командиров. Занятия по боевой подготовке, повторяю, начнутся после принятия закона и присяги. Перерыв!

Он вышел в сопровождении Гора.

– Ты ничего раньше не говорил о таком законе! – начал Гор.

– А разве вы меня поставили в известность о всем этом? – он повел вокруг рукой. – Мне это пришло в голову во время лекции, и я счастлив, что вовремя.

– Что же делать? Для принятия закона надо собрать совет племен. Это потребует времени.

– Время есть! Поставь в известность Дука, что это мое непременное условие! Пусть он пошлет гонцов во все племена, и в первую очередь в те, которые присылают курсантов для обучения. Остальные могут присоединиться и позже. Важно, чтобы закон был принят всеми окрестными племенами на расстоянии пятисот – шестисот километров, т. е. вокруг очага обучения. Закон должен предусматривать, чтоб те племена, которые будут входить в систему подготовки обороны, принимали этот закон и присягали ему, а также нераспространение военных и технических знаний на те регионы, где закон еще не принят.

– Ты все предусмотрел!

– Увы, тому виною опыт истории моей планеты.

– Ты прав. Сразу же после распределения курсантов по группам и назначения командиров я еду к Дуку.

На этом они расстались, и Эрик вернулся домой.

Созыв конференции представителей племен занял два месяца. За это время раз пять приезжал Дук за разъяснениями и сам рассказывал Эрику, как идет подготовка к созыву конференции.

– Большинство, – говорил он, – сознает необходимость принятия нового закона, но некоторые возражают.

Два месяца Эрик, дожидаясь выполнения выдвинутых условий, не появлялся в расположении учебных групп и, что называется, бездельничал. Все дело в привычке. Его новое "семейное" положение, окружающая роскошь воспринимались теперь как само собой разумеющиеся. Более того, они нравились ему, и скажи сейчас кто-нибудь Эрику, что придет время и он лишится всего этого и вернется снова на свой остров, он бы не поверил, а если поверил, то воспринял бы как невосполнимую утрату.

Целыми днями он "нежился" на коврах возле "нарзанового" бассейна в окружении своих подруг, в каждой из которых находил свои отличительные прелести и неповторимость. Не оделяя ни одну из них вниманием, он был с каждой одинаково ласков и предупредителен. Землянин в нем почти умер. Если не совсем, то в значительной части. Правда, он часто обращался мыслями к родной планете, но только мыслями, ни разу не испытывая желания вернуться.

Бытие определяет сознание. Это верно во всех случаях. Почему же Эрик должен составлять исключение? Земля исторгла его, не спрашивая его желания. Эта планета приняла его. Вместе с ее народом он переносил опасности и лишения. Вместе с ним он шел на смерть, горе этого народа было его горем, радости – его радостями. Он стал теперь элианином окончательно и бесповоротно. Каждая молекула его тела, согласно биохимии, была уже элианской. Земной осталась только память. Но не является ли память главным? Не придет ли время, когда это главное скажет о себе и его голос будет решающим?

За два месяца он один раз побывал в ущелье, на месте первого лагеря. На могиле Эолы стоял теперь гранитный обелиск. Искусно высеченная из мрамора голова застыла в полуобороте в глубине гранитной ниши. Внизу золотой насечкой были обозначены контуры рокового кинжала – его подарка так и не родившемуся сыну.

Насыпь вокруг братской могилы была выложена гранитными плитами. На насыпи – скульптурная группа из трех бойцов. В центре стоял Ларт. На месте пепелищ, оставшихся от домов, бурно росла трава. Опрокинутый взрывом мины бронетранспортер покрылся ржавчиной. Рядом с бронетранспортером лежал начисто обглоданный шакалами и воронами скелет шестипалого пришельца. Очевидно, его не заметили в тот памятный день. Иначе бы сбросили вместе с остальными в болото. Так испокон веков победители хоронят побежденных. Где могилы миллионов немецких солдат, похороненных на земле Украины, Белоруссии, под Москвой, под Орлом и у подступов к Волге? Не придет на могилу ни мать, ни сын, ни внук, ни правнук. Что занесло вас на чужую землю? Чужая земля… Она мягка только для своих сынов и не приемлет чужеземного захватчика, даже мертвого.

Эрик поймал себя на том, что он постоянно в мыслях возвращается к родной планете. Кто я? Сергей или Эрик? Эрик молчал, но даже в этом молчании постоянно чувствовалось его присутствие.

Полмесяца ушло на экспедицию к звездолету. Эрик собрал десяток подвод и с командой в сорок человек побывал на космодроме. Там, по его указанию, подводы нагрузили снятыми со звездолета приборами, которые он рассчитывал использовать в дальнейшем. Уходя, как и всякий раз, Эрик тщательно закрыл все люки. Открыть их мог только человек, знающий шифр, который он никому не доверял, даже Гору. Конечно, элиане, если бы захотели, могли "покопаться у него в мозгах" и найти в конце концов шифр, открывающий люки. Но Эрик должен был признать, что в этом отношении его друзья сохраняли щепетильность. Проникнуть в звездолет можно было, правда, через поврежденный корпус грузового отсека, как это было сделано при первом его посещении, но теперь он позаботился, чтобы из грузового отсека нельзя было проникнуть дальше. Еще раньше он как мог наглухо заделал поврежденную ударом сплющившегося при этом второго бронетранспортера переборку между грузовым отсеком и центральным коридором космического корабля. Это удалось с помощью найденного электросварочного аппарата. Собственно, он лежал рядом. По-видимому, оставшиеся в живых женщины команды в самый последний момент решили наглухо закрыть вход в корабль, но внезапно начавшаяся эпидемия помешала им.

Еще раньше, семь месяцев назад, возвращаясь с очередной экскурсии на космодром, Эрик решил заглянуть на завод, рассчитывая найти там не поврежденные взрывом металлические листы. К счастью, он захватил с собой со звездолета счетчик радиоизлучения, машинально бросив его на повозку вместе с другими необходимыми предметами.

Подъезжая к заводу, он случайно кинул взгляд на шкалу счетчика и тут же приказал остановиться. Счетчик показывал 0,5 рентгена в час. До завода оставалось еще километров пять. Вся местность вокруг была радиоактивной. Тогда он понял, что свистуны в качестве источника электрической энергии использовали переносные атомные генераторы. Поврежденные взрывом, они и явились источником радиации.

На этот раз ему хотелось найти хотя бы один такой генератор. Вскоре это удалось. Прикинув, он определил, что вес его не меньше, чем десять тонн. Со временем его можно будет перетащить, но для этого придется соорудить громадную телегу, в которую впрячь десятка два, а то и три, лошадей. Кроме того, надо изготовить нечто вроде крана или по крайней мере лебедки.

Без электричества не обойтись. Почти все бластеры разряжены. И найденные приборы требовали электроэнергии. Вряд ли, при технике элиан, удастся сделать электрогенератор. Платформы, захваченные на заводе, работали на какой-то неизвестной ему энергии. Во всяком случае, после трехмесячного стояния в ущелье, они потеряли свои подъемные свойства. Эрик пытался разобраться в их конструкции, но безуспешно.

Искал он на звездолете и упомянутый в дневнике усилитель биополя. Тоже не нашел, так как даже не представлял его внешнего вида. К сожалению, пленный свистун, при помощи которого он прочитал дневник, умер неизвестно от чего на второй день после празднества годовщины битвы в горах. Последнее звено, которое могло бы дать информацию о пришельцах, исчезло.

Наконец вынужденное безделье закончилось. Постепенно стали съезжаться вожди племен и выбранные народом Элии делегаты на конференцию

Конференцию решено было провести в учебном зале, так как на всей Элии не было помещения больших размеров. В таком помещении здесь никогда не испытывали нужды. Законы Элии установлены сотни лет назад и с тех пор не изменялись и не дополнялись. Собственно, никаких сводов законов здесь не было. Основной закон Элии – исключительное право выбора женщины – определял все остальное. Другие обычаи и правила поведения вытекали из этого права. Элианская цивилизация развивалась без сложностей, связанных с накоплением богатств, развитой экономикой, финансами, политической властью и уголовными преступлениями. Поэтому слух о введении нового закона вызвал всеобщий интерес. О нем говорили, спорили. Некоторые недоумевали, другие были против, но большинство, по-видимому, понимало его необходимость.

Делегаты собирались в селении Дука и должны были приехать на место конференции в день ее открытия. Юл ежедневно приезжал и сообщал Эрику, как идет подготовка и кто уже приехал. Собралось уже свыше пятисот человек, сообщил он накануне открытия. Очевидно, несмотря на примитивность связи, информация о нашествии пришельцев распространилась если не по всей планете, то стала известна большинству ее народов. В связи с тем, что делегатов оказалось больше, чем рассчитывали, решили снять деревянную перегородку между учебными классами и расширить зал. Работы едва успели закончить, как прискакал Юл и сообщил: делегаты уже в пути и через полчаса будут на месте.

Эрик надел парадный костюм и приготовился к встрече.

Знакомясь с прибывшими, он поразился разнообразию расовых типов элиан, о котором и не подозревал. Среди них были бородатые, двухметрового роста жители Севера, смуглые до черноты негра – с далекого юга, наконец, чуть раскосые, с кожей цвета светлой бронзы, темноволосые, с длинными шеями – скотоводы степных просторов Востока. Они говорили на. разных языках, но язык Дука преобладал, как и преобладал среди делегатов тип уже знакомых ему элиан. "Почти, как на Земле", – невольно подумал он.

Конференцию открыл Дук. Поблагодарив собравшихся за приезд, он кратко изложил суть вопроса, подчеркнув, что принятие закона является непременным условием военного и технического обучения. Затем Эрик расширил доводы Дука и стал отвечать на вопросы. Вопросов было много. Большинство их сводилось к вероятности повторения событий. На это Эрик, естественно, не мог дать ответа.

– Единственно, что я вам могу сказать и вы это знаете: мы не одни во Вселенной. Второй контакт может произойти через тысячи лет, может вообще не произойдет, а может случиться и завтра. Никто на это не даст ответа. Я тоже.

После часового перерыва началось обсуждение. Большая часть делегатов одобряла план Дука и условия Эрика, но были и такие предложения, как немедленно уничтожить все сохранившееся оружие и корабль пришельцев. Другие, не возражая против военного обучения, не соглашались на принятие закона, считая его излишним.

– Свыше двух тысяч лет, – сказал в заключение один из делегатов, – мы в своей жизни обходились одним законом. Обойдемся и теперь.

Отвечая ему, Эрик заметил:

– Испытав нашествие пришельцев, ваше общество уже изменилось. В него вошло насилие. От этого никуда не денешься. И если мы хотим оградить себя от насилия извне, то одновременно должны думать о том, чтобы это насилие не угрожало вашему обществу изнутри. Только принятие закона в формулировке, не допускающей произвольного толковании, может оградить вас от этой опасности.

Не этом первое заседание закончилось. На второй день утром конференция должна будет собраться и без дальнейшего обсуждения приступить к голосованию по предложенному закону.

Делегатов разместили ночевать в домиках. Жившие в них командиры групп поставили поодаль палатки для ночлега. Дук, на правах тестя, отправился ночевать к Эрику.

Сидя после ужина у пылающего камина в гостиной, они продолжали разговор о конференции.

– Как ты думаешь, чем закончится голосование? – спросил Эрик.

Дук поцеловал в голову сидящего у него на коленях Ларта и передал его Стелле. Та приняла его и вышла, оставив мужчин одних.

– Большинство проголосует за, – немного помолчав, ответил старик. – Во всяком случае те, кто испытал на себе нашествие. Мы потеряли около трехсот тысяч мужчин и пять тысяч женщин. Это за год. В основном молодых. Некоторые наши селения были опустошены, другие лишились почти всех мужчин. Это особенно чувствительно, так как мужчин рождается значительно меньше, чем женщин.

– Почему? – удивился Эрик.

– Это общий закон природы. Если стадо, прости, что я употребляю этот термин в отношении человека, но от этого суть не меняется, если стадо находится в благоприятных условиях, обеспечивающих обилие пищи и безопасность, то происходит сдвиг в рождаемости, и при том очень значительный. Мы имеем и то, и другое: и обилие пищи, и безопасность. Во всяком случае, до сих пор нам ничто не угрожало. Теперь… теперь нашему народу нанесен урон, который восполнится, может быть, лет только через пятьдесят.

– Почему так долго?

– Низкая рождаемость. Детородная функция женщин прекращается где-то в тридцать лет, хотя они живут долго и долго сохраняют внешние признаки молодости. У нас редкая женщина имеет больше двух-трех детей. Рождение ею четырех-пяти – исключительный случай.

– Чем это обусловлено?

– Качество потомства зависит от возраста матери. Природа как бы выключает детородную функцию, чтобы предотвратить рождение детей с дефектом. Ты ведь знаешь, что в основе нашей цивилизации лежит естественный отбор и судьба народа зависит от качества потомства.

– Сколько лет Стелле? Прости, что я об этом спрашиваю тебя только сейчас.

– Полтора года назад, когда ты ее впервые увидел там, за Проходом, ей было 12. Теперь ей 14.

Эрик прикинул: 14 лет – это почти 20 по земному исчислению.

Дук засмеялся:

– Ты знаешь, тебя чуть-чуть не похитили, но однажды она столкнулась лицом к лицу с твоей женой…

– Так вот оно что! – Эрик вспомнил странность в поведении Ольги.

– Да! Стелла тогда еще влюбилась в тебя и задалась целью увести с собой. Но свойства наших женщин властвовать над мужчинами появляются в 13 лет. Тут как раз появились пришельцы, и Проход стал недоступным. Наше племя успело уйти, понеся сравнительно небольшие потери. Гор и десятка два его товарищей попались случайно. Основные потери понесли соседние племена. Сейчас мое племя самое многочисленное.

– А как попался Гор?

– Я послал его уговорить соседей последовать нашему примеру. Гор задержался на пять дней, убеждая их бросить свои дома и посевы.

Когда те наконец поняли опасность, было уже поздно. Вместе с ними в плен попал и Гор.

– Когда будет принят закон, необходимо выработать план эвакуации населения в случае повторения событий.

– Ты думаешь, это может повториться?

– Я не нашел сведений о том, удалось ли им послать на родину информацию о себе и сообщить координаты планеты. Если да, то следует ждать повторного нашествия, еще более ужасного. Планеты, подобные Элии, – большая редкость в космосе и представляют лакомый кусок для захватчика. Будем надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

– Если так, то мы погибли!

– Ну, не совсем. У вас есть средства борьбы, о которых вы и не подозреваете. Надо только их развить. Но предупреждаю – это очень сильные средства, и применение их несет в себе большой риск.

– Все, что угодно, только бы сохранить свободу и жизнь моего народа!

– Мне понадобятся еще люди и в первую очередь строители.

– Ты получишь все, чем располагает наша планета, и ни в чем не будешь испытывать нужды. Мы тебе верим и на тебя возлагаем все надежды.

Эрик встал и бросил пару поленьев в камин.

– Работа будет тяжелой, смогут ли ваши люди, изнеженные условиями существования, выполнять ее? Смогут ли они понять необходимость дисциплины?

– Говори, пожалуйста, наши люди!

– Хорошо! Наши!

– Поймут! Но для этого ты должен стать элианином полностью! В тебе, я чувствую, есть еще много от Сергея. Забудь это имя!

– Отец! Ты опять копаешься в моих мозгах!

– Прости, это получилось невольно. Но я вижу, что тот Сергей еще не дает тебе покоя. Если хочешь…

– Нет! Только не это!

– Хорошо! Хорошо! Не будем об этом! Как тебе понравился твой дом? – спросил он, переводя разговор на другую тему.

– Слишком роскошно для Сергея, но Эрику нравится, – засмеялся в ответ он.

Дук, довольный, что его собеседник полностью его понял, также рассмеялся.

– Если понадобится, мы его расширим! – весело предложил он.

– Я думаю, мне не понадобится! А впрочем…

Дук окончательно развеселился.

– Вот теперь я вижу, что ты стал настоящим элианином. Им и оставайся!

Они посидели еще минут десять и разошлись по спальням. Уже засыпая, Эрик поймал себя на мысли: "Дук сказал – полтора года, а прошло больше четырех. Что-то не вяжется…"

Как и предполагал Дук, конференция одобрила предложенный закон. За проголосовало 478 человек, против – 22. Против проголосовали почти все "негры" и четверо "скотоводов". Им всем предложили присоединиться к большинству в связи с возможностью вторжения пришельцев. Двадцать так и сделали. Двое же покинули конференцию, отказавшись впредь подчиняться ее решениям. Таким образом, 498 племен образовали оборонительный союз, который должен был выработать единый план обороны и создать силы, способные противостоять внешней агрессии. Конференцию решили продлить на несколько дней, чтобы решить ряд организационных вопросов и определить основные черты генеральной стратегии в случае повторения событий.

В первый же день, по предложению Эрика, избрали оперативный штаб в количестве одиннадцати человек. В его состав, кроме выбранных тут же вождей племен, по предложению Эрика, включили Гора. Командующим, естественно, назначили Эрика.

– Есть два основных вопроса, которые мы должны решить в первую очередь, – обратился Эрик к собравшимся. – Это – мобилизация и эвакуация населения из очага агрессии. От быстроты проведения этих мероприятий зависит успех сопротивления. Им должна предшествовать хорошо налаженная система оповещения. У нас нет приборов, которые могли бы заметить корабли пришельцев еще в космосе. Поэтому нам придется обходиться системой оповещения, которая сможет сработать только после посадки кораблей противника на поверхность планеты. Договоримся, что имеющимися в нашем распоряжении средствами, в том числе, используя способности к телепатической передаче, каждое селение будет оповещать десять других, расположенных поблизости.

Далее, по получении сигналов обученные группы немедленно собираются в установленных пунктах. Должен вам сказать, что нашим главным тактическим маневром будет отступление. Правильно организованное отступление содержит в себе семена будущей победы. Поэтому, получив оповещающий сигнал, все население в трехсоткилометровой зоне немедленно эвакуируется в заранее намеченную местность. Среда обитания в трехсоткилометровой зоне должна быть превращена в агрессивную, не содержать ни малейшего источника питания, ни одного пригодного водоема. Меры по превращению среды в агрессивную должны быть такими, чтобы их выполнение заняло не более суток.

Затем, у нас нет оружия, которое можно противопоставить пришельцам. Следовательно, его надо создать, используя те возможности, которыми ваш народ располагает.

Он вытащил из сумки моток проволоки и куски пластмассы.

– Вот эти материалы, – сказал он, показывая вынутые предметы собравшимся, – применяются на кораблях пришельцев во всей важнейшей аппаратуре. Если вывести эту аппаратуру из строя, то корабль их станет беспомощным металлоломом. К чему я это говорю? Нам необходимы живые существа, желательно меньших размеров: микроорганизмы, грибки, мелкие насекомые, которым придутся по вкусу эти материалы, т. е. пластмассы и изоляция этих проводов. Мне известно, что, не имея микроскопов, ваш народ сделал большие успехи в микробиологии, приучил бактерии повышать урожайность ваших полей, добывать металлы и т. д. Я дам вам образцы этих материалов и ищите микроорганизмы, которые будут жадно их поедать. Затем, – он вытащил еще один предмет, – вот эта коробка содержит в себе биологический фильтр и применяется в скафандрах. Внутри коробки лежит кусок ваты из особого вещества, не пропускающего и убивающего микробы. Необходимо найти такие микробы, которые не только будут оставаться живыми при контакте с этим веществом, но и будут его разрушать. Вот этот металл, – он вынул из сумки пластинки, – называется алюминий. Он применяется в антеннах, принимающих радиосигналы. Необходимы, я думаю, это легче, учитывая ваш опыт, микроорганизмы, которые в течение нескольких часов превратят эти пластинки в труху. Вот этот материал – резина. Она применяется как изоляционный материал, так и в противогазах. С ним надо поступить так же.

И последнее. Необходимы средства доставки микроорганизмов к месту высадки пришельцев. Наиболее подходящими средствами здесь будут птицы и насекомые. Все это должно быть готовым заранее и применено в первый же день высадки.

Все, что я перечислил, является главным и, пожалуй, единственным оружием, которое мы можем противопоставить технически развитой цивилизации. Боевые отряды, которые я буду здесь готовить, предназначены для борьбы с группами пришельцев, которые они вынуждены будут засылать в населенные зоны. В результате большого расстояния, обеспеченного агрессивной зоной, с этими группами можно бороться теми силами, которыми мы будем располагать. Действия наши, я это подчеркиваю, должны быть быстрыми, неожиданными. Ни один корабль противника, севший на планету, не должен ее покинуть, и он не должен успеть применить ядерное оружие. Поэтому я особенно настаиваю на том, чтобы вы, не теряя времени, занялись показанными вам предметами. Выведенные вами культуры микроорганизмов тщательно сохраняйте, передавайте из поколения в поколение, берегите – это, повторяю, ваше единственное оружие, которое может защитить Элию от внешней агрессии. Я сомневаюсь, что вы сможете когда-либо свернуть на путь технической цивилизации и создать технику, промышленность. Создать свои корабли… Вы пошли по другому пути… Оставайтесь такими, как есть. Но умейте себя защищать!

Конференция продлилась еще несколько дней. Были решены различные вопросы, в том числе и вопрос о количестве курсантов, которое решено было увеличить до пятисот. Затем делегаты разъехались, и Эрик приступил к выполнению своих обязанностей.

В трудах и заботах прошли четыре долгих элианских года. Почти все замыслы Эрика осуществились.

Привезенный с большим трудом атомный генератор давал ток. Элиане располагали теперь армией в две тысячи обученных бойцов под командованием элиан – участников битвы в горах. Теперь он мог сказать, что Элиа надежно защищена. Созданы лаборатории-хранилища, где содержится страшное оружие, готовое быть пущенным в ход в любой момент, если планета подвергнется нападению. Большой удачей Эрик считал находку ядовитой плесени, соприкосновение с которой разъедало металлы и резину. Плесень, лишенная естественных врагов, размножалась очень быстро мельчайшими спорами, разносимыми ветром. Споры хранились в стеклянных сосудах без доступа воздуха. Естественный антагонист плесени – микроскопический грибок мог столь же быстро очистить зараженную местность. Плесень хранили с большой предосторожностью, так как попадание ее в дыхательные пути вызывало быстрый некроз легких, спасти от которого могло лишь немедленное введение в организм вытяжки из грибка-антагониста. Плесень могла расти везде и всюду, где не было этого грибка. В естественных условиях грибок, паразитируя на плесени, не давал ей возможности расширить свой ареал. Эрику с большим трудом удалось создать небольшие ракеты-снаряды, в боевые головки которых помещались стеклянные контейнеры с плесенью. На изготовление их пошли ракеты с нейро-паралитическим газом, найденные на звездолете. Ни скафандр, ни биологический фильтр, ни другие предосторожности не спасли бы пришельцев от воздействия агрессивной плесени. Даже если бы космический корабль и поднялся с поверхности планеты, он унес бы с собой эти споры, и горе было бы тем, кто послал его на Элию, если этому кораблю суждено вообще вернуться на родную планету.

Невдалеке от первой лаборатории в больших сосудах на безобидной питательной среде выращивался грибок-антагонист. Опасаясь, что его свойства будут ослаблены, Эрик многократно проверял его активность на живой плесени, но каждый раз грибок быстро уничтожал ее без остатка.

Авторитет Эрика и любовь к нему элиан достигли апогея. Где бы он ни появлялся, а ему приходилось совершать длительные поездки, встреча его превращалась в праздник. Каждое племя считало для себя великой честью породниться с ним. Его дом был завален редкостными подарками, привозимыми к нему со всех концов планеты. Его жены носили украшения, каждое из которых, будь это на Земле, могло составить крупное состояние. Если бы он хотел, то мог бы вымостить двор вокруг дома золотыми плитами. Ни один восточный владыка не жил в такой роскоши и даже не имел представления о возможности ее существования. Но самую большую радость ему доставляли дети. Старшему, Ларту, шел пятый год, что соответствовало шести годам по земному времяисчислению. Он уже умел читать и писать. Говорил он, естественно, на языке матери. Это был рослый для своих лет мальчик и, конечно уж, верховодил своими многочисленными братьями и сестрами. От матери он унаследовал зеленые глаза, от отца – темный цвет волос и, по-видимому, рост. Второй ребенок Стеллы была девочка, которую назвали Эолой. Для своих детей Эрик соорудил во дворе спортивную площадку, и они целыми днями готовы были висеть на шведских стенках, а те, что помладше, возиться в песке, не доставляя особых хлопот своим матерям. Правда, одна из них, по очереди, всегда присутствовала и вела наблюдение, чтобы кто-нибудь из малышей не залез особенно высоко на перекладину и не сорвался вниз.