BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 6 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 105 | Загрузок: 0 | Размер:
К вечеру вернулся Тимур.

– Меня не пустили в селение! – с горячностью возмущался он. – Когда я въехал на площадь, собралась возбужденная толпа. Меня чуть было не стащили с коня. Я дал шпоры, а вслед полетели камни. На выезде одна незнакомая женщина передала, что Гор и его брат Юл взяты под стражу и заперты в сарае их собственного дома.

Эрик быстро принял решение.

– Юл, Рат! – подозвал он двух сыновей. – Вы поедете со мною. Оседлайте двух запасных коней. Здесь останется за меня Ларт. Женщинам и детям укрыться в доме на втором этаже. Вооружиться луками. Остальным занять свои места. Ждите меня к утру. Крик совы – сигнал о моем возвращении. Если все в порядке – ответите мне так же, два раза подряд.

К селению они подъехали, когда было уже совсем темно. К счастью, ночи стояли безлунные. Оставив Рата с лошадьми, они тихо, крадучись огородами, вошли в селение и стали подбираться к усадьбе Дука. Идти было тяжело из-за рыхлой почвы и густых зарослей. Зато они полностью скрывали их, случись кому-нибудь из жителей селения не спать в эту ночь. Наконец добрались до усадьбы Дука.

Сарай стоял во дворе. В нем обычно хранили различный сельскохозяйственный инвентарь, сбруи, запасные колеса к телегам и другую мелочь. Чтобы дойти до него, надо было пересечь двор. Ползком миновав конюшню, они приблизились к краю открытого пространства и замерли. Тихо. В темноте все сливалось в неясные очертания. Но вот показалась едва различимая фигура часового. Он потоптался у входа в сарай и прислонился к стене. Рядом с ним выросла вторая фигура. Значит, часовых двое. Один, очевидно, задремал, и второй то ли будил его, то ли пришел на смену. Действительно, первый опустился на землю, а второй стал вышагивать у сарая от одного угла к другому.

– Ты бери на себя сидящего, – прошептал Эрик, – а я займусь этим.

Прижимаясь к земле, замирая после каждого движения, готовые в любое мгновение вскочить и действовать, они стали подползать к сараю. Проползли уже треть пути, как скрипнула отворившаяся дверь и на крыльце показался человек.

– Не спишь? – обратился он к часовому у сарая.

– Как видишь! Как там у вас?

– Шумели, конечно. Сейчас успокоились. Дети заснули, а женщины еще шепчутся. Не нравится мне все это!

– Что же делать? Чак говорит, что если мы не избавимся от него и его племени, то придет время, и они нам сядут на шею. Какой смысл было воевать со свистунами, чтобы получить взамен новых господ.

– Не знаю! Не знаю! Впервые у нас совершается насилие по отношению к женщинам!

– Как вам удалось их утихомирить?

– Чак нацепил нам на шею какие-то железные штуки и велел не снимать ни в коем случае. Он говорил, что благодаря этим штукам ни одна баба не сможет с тобой ничего сделать.

Вышедший помолчал, потоптался на крыльце, потом снова заговорил:

– Все-таки я думаю, что Чак загнул не туда.

– Вчера ты этого не говорил, а кричал вместе со всеми.

– Не знаю, что на меня нашло. Сейчас мне все представляется по-другому…

Эрик лежал не шелохнувшись, напряженно ловя каждое слово. "Где он их раздобыл?" – думал он, поняв, что "штучки", о которых упомянул элианин, – защитные генераторы свистунов.

Наконец, крыльцо опустело. Подождав еще минут пять, они поползли дальше. Когда до часового оставалось десять шагов, Эрик вскочил, и через мгновение часовой лежал без движения, оглушенный ударом кулака по голове. Второй тоже не успел даже проснуться и лежал в пяти шагах от первого.

Тем временем Юл одним движением сломал замок на воротах сарая. Гор и его брат лежали на полу, связанные по рукам и ногам. Их быстро развязали и теми же веревками связали часовых. За неимением другого, рты им заткнули тугими жгутами соломы. Гор поискал на полке и нашел увесистый замок, который повесили на ворота сарая, заперев таким образом бывших своих охранников.

– Сколько их там? – тихо спросил Эрик Гора, указывая на дом.

– Трое.

– Подходяще.

Они ворвались в дом настолько неожиданно, что охранники не оказали никакого сопротивления. Более того, один из них, радостно взглянув на Эрика, попросил:

– Возьми нас с собой!

Эрик думал прихватить одного в качестве языка, но просьба охранника его крайне удивила.

– Ладно! Только руки, извини, свяжем.

– Что ж, мы этого заслужили! – безропотно согласился тот. Охранники, не оказывая никакого сопротивления, дали себя связать. Между тем Гор с братом и Юлом выводили из конюшни лошадей и усаживали на них детей и женщин.

– Придется уходить с шумом, – проворчал Юл.

– Успеем! – успокоил всех Эрик.

Прежде чем сесть на коня, он подошел к одному из охранников и расстегнул ему ворот туники. Как он и предполагал, на шее того висел защитный генератор. Эрик снял его и засунул в карман плаща.

Гор с братом и Юлом обмотали копыта лошадей лоскутами разорванных одеял. Кавалькада тихо выехала за ворота.

– Мы будем проезжать мимо дома Чака, – сообщил Гор.

– Может заедем и "поговорим"? – зловеще предложил Юл.

– Не время! – строго осадил сына Эрик.

Сам того не ведая, Эрик совершил за прошедшие сутки две роковые ошибки.

Дом Чака остался позади. Вдруг один из охранников, которому удалось незаметно развязаться, резко направил коня в сторону и, прежде чем ему успели помешать, быстро поскакал назад, крича во всю глотку.

– Вперед! – скомандовал Эрик, хватая под уздцы лошадь одного из пленных. Гор схватил поводья другого. Кавалькада помчалась во весь опор. Вот уже показался выезд из селения. Но что это? Эрик увидел, как из-за укрытия выскочило человек десять элиан, вооруженных луками.

– Вперед! -закричал он, пришпоривая своего жеребца. Кавалькада буквально врезалась в цепочку стоящих людей. Эрик почувствовал, как его конь столкнулся с мягким телом человека и опрокинул его под копыта. Раздались крики боли. Отряд прорвал цепь охранения, но вслед ему полетели стрелы. Одна из них впилась в шею коня Эрика. Конь пробежал еще десяток метров и рухнул. К счастью, подоспел находящийся поблизости Рат.

– Не останавливаться! – крикнул Эрик, выбираясь из-под упавшей лошади. Вскочив на коня, он с Ратом догнал остальных.

У въезда в усадьбу Эрик остановился и прокричал совой. В ответ донеслось два таких же крика. В усадьбе пока было все благополучно.

Не откладывая ни минуты, Эрик решил допросить пленных,

– Кто из вас выходил ночью на крыльцо? – Он, зная настроение этого элианина, рассчитывал получить от него на и более откровенные ответы.

– Его среди нас нет! – последовал ответ.

– Как? Значит, это тот, что бежал? У кого еще осталось это? -он вытащил из кармана плаща генератор и показал его пленным.

Оказалось, что у каждого на шее висел такой же генератор. – Следовательно, – заключил Эрик, – я снял генератор у того, кто бежал, когда мы проехали дом Чака.

Как выяснилось из дальнейшего допроса, бежавший больше всех был недоволен тем, что их поставили охранять семью Гора: Он предложил Эрику взять их всех троих с собой. Если это так, то почему он бежал?

– Что вам говорил Чак?

– Он утверждал, что ты со своими сыновьями хочешь захватить власть на Элии и превратить всех нас в рабов. Ты страшно разозлен, что перестали подвозить продовольствие, и что скоро ты явишься в селения и оружием принудишь элиан служить тебе. Он призывал всех изгнать тебя с Элии назад, на Землю.

– Если так обстоит дело и вы, элиане, считаете меня своим врагом, я и сам бы добровольно ушел. Но Проход исчез!

– Чак говорил, что ты знаешь, где Проход, но скрываешь, так как на Земле тебе придется трудиться самому, а ты привык, чтобы на тебя трудились курсанты, которых ты сделал своими рабами и слугами. Эрик! Мы повторяем то, что говорил Чак.

– Но сами-то вы в это верите?

– Теперь не верим! Но тогда, на площади, когда Чак обращался ко всем с призывом изгнать тебя, – верили!

– А когда перестали верить? Сейчас, когда попали в плен?

– Нет, еще этой ночью, когда нас заставили сторожить женщин и детей. Варк, это тот, что бежал, говорил, что Чак лжец и что надо его самого изгнать или убить.

– Тогда я ничего не понимаю! Почему же он бежал?

– Этого и мы не можем понять.

– Постойте! А как Варк вел себя на площади?

– Орал со всеми остальными. Пожалуй, даже больше всех! Ему-то и дал Чак эти железки, чтобы он раздал их нам.

– Значит, когда Варк повесил на шею генератор, он переменил свое мнение и стал ругать Чака?

– Да, выходит, что так!

– Кто поджег лабораторию?

– Этого мы не знаем.

– Ладно! Сидите здесь. Охрану я к вам приставлять не буду, но не выходите наружу.

– Вот почему никому не удавалось "прощупать мозги" Чаку, – пояснил Эрик Гору, когда они собрались все вместе в большой столовой за завтраком. Он протянул ему генераторы, снятые с пленных.

– Откуда Чак взял их?

– По-видимому, он был в ущелье и откопал засыпанных лавиной свистунов. Но обрати внимание! Аккумуляторы генераторов заряжены!

– Где бы он мог это сделать? У нас – исключено. Атомный генератор тщательно охраняется.

– А звездолет? Там же есть энергия!

– Звездолет заперт.

– Он прочел у тебя записанный в памяти код!

– Вполне возможно! Кстати, скажи мне, Гор, может ли человек вашей планеты обладать такой силой внушения, чтобы вызвать массовый психоз? Я имею в виду Чака и его воздействие на психику элиан.

– Это исключено! Даже мой отец, а ему не было равных, не смог бы сделать это. Скорее, наоборот. Биополе, создаваемое всеми элианами, действует на биополе каждого человека и держит его психику под контролем. Поэтому до сих пор у нас не было случаев насилия.

– Я не пойму! Если Чак – мутант, то почему эти свойства проявились только сейчас?

– Это бывает, когда наследуемые и приобретенные в результате мутаций свойства проявляются спустя долгое время после рождения, но это скорее относится к патологии, чем к норме. Так или иначе, но ему удалось настроить против нас население, и он, можно сказать, владеет положением.

– Я говорил, – вмешался молчавший до этого Юл-младший, сын Эрика, – что надо было прикончить Чака, когда мы были возле его лома!

– Боюсь, что это ничего не дало бы. Коль скоро ему удалось настроить против нас население, то его смерть только подогрела бы их ненависть. Скорее всего мы не вписались в жизнь народа. Дук ошибся в своих прогнозах. Перед смертью он предупреждал меня, что чувствует нарастающую против меня волну ненависти, но не может определить причины ее и источник Это и подточило его силы. Что-то в нашем поведении оказалось неверным! Как вели себя твои братья, когда вас с Юлом взяли под стражу?

– Я не знаю. Их не было рядом.

– Ну вот видишь, даже твои братья не оказали тебе помощи! Нам надо уходить, если это возможно. Тебе, наверное, тоже! Во всяком случае на некоторое время. Ты с братом поедешь к месту Прохода и попытаешься его найти. Может быть, он сместился. Если найдешь Проход, то сообщи, и мы все уйдем за его пределы. Поезжай сегодня же! Вы все, каждая из вас, подумайте хорошо, – обратился он к сидящим за столом женщинам. – Решайте, уйдете ли вы с нами или останетесь на родной планете.

– Эрик! Как ты можешь об этом нас спрашивать! Разумеется, мы все последуем за тобой и своими детьми! – за всех ответила Стелла. Остальные поддержали ее.

– Хорошо! Не будем больше об этом! Но если кто-нибудь захочет остаться, – на то добрая воля и мое согласие.

Сразу же после завтрака Гор и Юл, взяв пару запасных лошадей, отправились в путь.

День прошел спокойно. Но за ужином Эрик узнал, что покинула усадьбу Таура. Покинула тайно, не освободив Эрика, как это было в правилах элианок, когда они покидают своих мужей, от чувств к себе. Эрика это поразило и расстроило. Дело в том, что он сильно любил эту женщину, и, как ему казалось, она отвечала ему тем же. Посланный в конюшню Рат сообщил, что исчезли лошади Тауры и Тимура.

– Где Тимур? Найдите его немедленно!

Но его не пришлось искать. Тимур сам вскоре явился в столовую и весело сообщил всем, что он страшно проголодался.

– Твоя мать покинула нас! – накинулся на него Эрик.

– Этого не может быть! – спокойно возразил Тимур. – Я знаю свою мать.

– Но ее нет!

– Сейчас придет.

– Исчезли кони. Ее и твой!

– Тогда я не знаю… Но поверь мне, отец, я хорошо знаю свою мать и верю ей. Она не способна на предательство.





КАТАСТРОФА



Ночью Эрика разбудили удары в дверь его спальни. Он вскочил, натянул одежду и открыл дверь. На пороге стояли Ларт и Юл.

– Беда, отец! – хрипло проговорил Ларт. – Элиане прорвались в усадьбу. Их не меньше трехсот.

– Что со сторожевыми? Почему они не предупредили?

– Они ничего не смогли сделать. Враги спустились с отрогов гор, минуя вход в усадьбу со стороны дороги. Они захватили арсенал и конюшни. К счастью, аккумуляторы бластеров хранятся отдельно в тайнике.

Послышались глухие удары. Это нападающие, притащив тяжелое бревно, ломали кованые ворота. Эрик подошел к окну. Тотчас же стрела, пробив тонкую ткань, просвистела у него над головой. Сыновья, вооруженные луками, заняли позиции у окон, напряженно всматриваясь в ночную тьму. Ворота гудели, но не поддавались. Тимур вдруг что-то заметил и мгновенно среагировал. Тонко запела тетива лука, и с высокого каменного забора, увитого вьющимися розами, во двор рухнуло тело. В ответ не меньше десятка стрел пронзили окна и впились в деревянную обшивку стен. Сыновья Эрика открыли ответную стрельбу, стараясь поразить сквозь решетку ворот тех, кто трудился над ними с тяжелым бревном. Удары прекратились. Затем возобновились с новой силой.

– Не стреляйте! – приказал Эрик.

Он включил наружное освещение, и двор залило ярким электрическим светом. Эрик спустился вниз и открыл дверь. В это время страшный удар потряс ворота, и они рухнули, вырванные из петель. Толпа осаждающих ворвалась во двор. Эрик поднял руку.

– Стойте! – закричал он. – Что вы от нас хотите?

– Мы хотим, – послышалось из толпы, – чтобы вы все ушли с нашей планеты!

– Я согласен! Но мы можем обойтись без кровопролития. Гор поехал отыскивать Проход, и, как только он вернется, мы покинем эту планету.

– Мы хотим, чтобы вы ушли сейчас!

– Хорошо! Мы завтра покинем усадьбу и переместимся на космодром, вблизи Прохода.

Пока он говорил, нападающие приблизились к нему и обступили крыльцо.

– Согласны? – спросил Эрик окруживших его элиан.

В ответ послышался глухой ропот. Но видно было, что такой вариант их устраивает.

– Теперь расходитесь и очистите двор. Завтра мы покинем это место.

Толпа начала редеть, и Эрик, думая, что вопрос улажен, повернулся к ним спиной, намерившись войти в дом. В это время кто-то набросил на него сзади крепкую сеть. Эрик напряг мышцы, но тщетно. Сеть была сплетена их сверхпрочных волокон, производимых паучками. После короткой борьбы, потеряв равновесие, он рухнул с крыльца на землю. Его быстро окутали сетью и потащили по земле прочь. Толпа орущих элиан ворвалась в дом.

Эрика и всех его взрослых сыновей, а также оставшихся в живых его сторонников из числа бывших боевых товарищей, связанных по рукам и ногам, бросили на пол конференц-зала. Что случилось с женщинами и малыми детьми – никто не знал. Толпа осаждающих буквально захлестнула дом. Сыновей Эрика, пытавшихся оказать сопротивление, накрыли сетями и стащили вниз, где связали и отнесли вслед за отцом.

– Все-таки надо было вооружиться бластерами, – досадовал Юл.

– А закон? – возразил Ларт.

– Что закон? Вот тебе закон, – он дернулся всем телом, пытаясь переменить положение.

– Закон запрещает применять бластеры против своих!

– Какая разница – убьют тебя из бластера или стрелой? – не сдавался Юл.

– Ладно! Прекратите споры, – приказал Эрик! – Ларт прав! Мы сами приняли этот закон и должны первыми следовать ему.

– Теперь нас уже никто не будет спрашивать, куда мы хотим "следовать", а поведут туда, куда сами захотят!

– Ты думаешь, нас убьют? – донесся из угла голос Рата.

– Не сомневаюсь! И очень скоро!

Скрипнула дверь. На пороге показался Чак в сопровождении двух помощников. Он подошел к лежащему Эрику и ткнул его ногой в бок.

– Ну что, Эрик, скоро ты навсегда расстанешься со своим отцом, – издевательски проговорил он, намекая на значение его имени.

– Вонючая крыса! – Эрик, оскорбленный ударом, поджал под себя ноги и, резко выпрямившись, нанес удар Чаку. Тот так и отлетел в сторону, ударившись головой о стену. Некоторое время он лежал неподвижно, но вскоре, кряхтя, поднялся. Его помощники, ошеломленные случившимся, не сдвинулись с места. Чак было направился к лежащему Эрику, но передумал и, прихрамывая, вышел.

Через час дверь снова раскрылась, и вошло человек десять элиан, вооруженных короткими копьями. Они развязали ноги пленникам и, подталкивая копьями, повели на площадь.

На площади уже шумела толпа. Пленников поместили в центре. Остальные отступили к краю, образовав вокруг Эрика и его сыновей широкое пространство. Неподалеку от них стал Чак.

– Вот перед вами тот, кто хотел обратить вас в своих рабов, и его сыновья – результат ужасного замысла безумного Дука. Что заслуживают они за свои преступные намерения?

– Смерть! Смерть! – завопила толпа.

– Я тоже так думаю! – удовлетворенно проговорил Чак.

– Дайте мне сказать слово! – потребовал Эрик.

– Решайте! – обратился Чак к толпе. – Дадим ли мы ему слово, чтобы он продолжал морочить нам головы?

– Нет! – проревела толпа.

– Ну вот, видишь! Тебя не хотят больше слушать. Если ты разрешишь, я скажу за тебя все, что ты сам хотел им сказать. Этот пришелец из далекого мира, обратился он к толпе, хочет, чтобы мы выпустили его и все семейство назад на его Землю, через Проход, который существует или не существует – никто толком не знает. Допустим, что он существует. Что тогда? Пришелец уйдет и уведет своих сук и ублюдков! Но уйдет ли он навсегда? Нет! Он уйдет, чтобы вернуться с такими же, как и он, вооруженный страшным оружием. Что будет тогда? Наши поля, наши женщины станут достоянием завоевателей, а вы будете гнуть спину на них. Разве не он сам рассказывал, что на его планете людей покупают и продают, как скот? Хотите ли вы этого? Если хотите, то пусть идут на все четыре стороны, если нет, то их всех надо отправить туда, откуда нет обратной дороги. Я говорю – всех! Потому что только так мы сможем очистить нашу Элию от семян, посеянных этим пришельцем!

Толпа возбужденно заревела. Эрик всматривался в лица людей и с радостью обнаружил, что среди них нет его боевых товарищей и курсантов, прошедших обучение в усадьбе.

– Тогда не будем откладывать, – продолжал Чак. – Мы поведем их туда, где он приказал сбросить в пропасть двоих наших товарищей, которые не были его врагами, а, напротив, сражались вместе с ним. Он не пожалел их! Пусть же теперь разделит их участь!

Все, что происходило дальше, казалось Эрику немыслимым кошмаром. Их построили в цепочку. Каждому связали руки за спиной и привязали к идущему следом. Затем вывели женщин, связанных таким же образом. У пятерых к спинам приторочены кричащие младенцы. На головы женщин надеты мешки с вплетенной в них металлической сеткой. К сетке первой была присоединена коробка, в которой Эрик узнал генератор. Чак, видимо, все предусмотрел. Несмотря на мешок на голове, Эрик узнал во впереди идущей Стеллу.

Человек сорок окружили их с двух сторон, и, подгоняемая ударами копий, вереница осужденных на смерть двинулась в путь.

Эрик проклинал себя за то, что еще вчера не последовал совету Юла и не взял из арсенала бластеры.

Двигались медленно, делая частые привалы. На привалах пленных кормили хлебом и давали по кружке воды на человека.

К концу второго дня пути показались горы. Начался подъем. Перед самым подъемом сделали привал на ночь. О том, чтобы бежать, не могло быть и речи. Разорвать веревки, сплетенные пауками, дело безнадежное. Развязать же зубами руки кому-то другому тоже невозможно, так как всю ночь возле каждого пленника дежурили часовые, сменяющиеся каждые четыре часа. Всякая попытка к разговору пресекалась уколами копий.

Утром, когда пленных подняли, конвой догнал всадник. Он подъехал к Чаку и что-то сообщил ему. Чак явно забеспокоился. Двадцать лучников залегли между камнями, охраняя конвой с тыла. Остальная половина охранников принялась бить пленников рукоятками копий, чтобы заставить их двигаться быстрее. Чак подошел к Эрику.

– Ты заметил? Я вижу, что да. Но у меня нет причин скрывать от тебя ничего. Юл, брат Гора, собрал твоих бывших друзей и идет на выручку. Вряд ли он нас догонит до выхода на тропу. А если догонит, то я приказал вас на этот случай всех прикончить копьями. Не возражаешь? – он расхохотался.

– Ну, а что ты будешь делать потом, когда тебя догонит Юл? Учти, тебе придется иметь дело с закаленными и обученными бойцами. Я недаром вложил в них знания! Твой заслон они разнесут в пять минут!

– Пяти минут будет достаточно, чтобы вас всех прикончить. Что же будет со мною и всеми этими, – он презрительно кивнул головой на охрану, – мне безразлично! Ты убил моего единственного сына! Я стар, и у меня не будет больше детей, но и твои дети не будут жить!

– Так это месть?

– А ты как думал? Ты что же, был уверен, что я и вправду считал, что ты хочешь обратить нас в рабство? В таком случае, ты такой же дурак. как и эти безмозглые чурбаны! Ты знаешь… Я передумал. Мы тебя отвяжем. Первыми полетят в пропасть твои дети, затем – жены, а уж только за ними дойдет твоя очередь. Мы вместе с тобой насладимся их криками!

– Какая же ты сволочь! Как эта прекрасная Элиа могла породить такого ублюдка!

– Я им не был, пока надеялся увидеть живым своего сына! Ты его не пожалел…

Эрик не стал ему больше отвечать.





СТРЕЛЫ ТАУРЫ



Тропа становилась все круче. Идти было тяжело, особенно женщинам и детям. Они спотыкались и падали. Конвоиры безжалостно били их древками копий, заставляя подниматься и продолжать путь.

Двадцать пять лет назад по этой дороге отряд Эрика спустился с гор и был встречен цветами. Теперь его и его детей ведут здесь же, чтобы сбросить в пропасть.

Было уже далеко за полдень, когда они пришли на то самое место, где его отряд поджидал в засаде карательную экспедицию. Дальше тропа резко сужалась. Женщины совсем выбились из сил. Некоторые упали на землю и не поднимались, несмотря на наносимые побои. Чак приказал остановиться и сделать привал. Подошел к краю обрыва и стал внимательно что-то разглядывать внизу. В тот момент, когда он повернулся и хотел возвратиться, длинная стрела ударила ему в грудь. Чак упал как подкошенный, дернул два раза ногами и замер. Конвоиры вскочили на ноги, не понимая, откуда прилетела эта стрела, сразившая их предводителя. Один из них подошел к лежащему без движения Чаку, наклонился и попытался выдернуть стрелу. Стрела не поддавалась, очевидно, застряв в грудине. Чак застонал. Он был еще жив. В это время один из конвоиров, очевидно, получивший заранее точные инструкции от Чака, подошел к Эрику с копьем. Два других взяли копья и в нерешительности топтались на месте. Первый примерился и поднял копье, собираясь поразить лежащего в сердце. В это время раздался свист второй стрелы, и охранник схватился руками за горло, пронзенное стрелой. Он рухнул наземь рядом с Эриком. Никто не заметил, откуда прилетела стрела. Один из двух стоящих сделал было шаг по направлению к лежащим пленникам, но тоже упал. Стрела попала в затылок. Остальные замерли на месте, боясь пошевелиться. Так прошло минут двадцать. Наконец, один из них не выдержал. Он откинул далеко от себя копье. Вслед за копьем последовали лук и колчан со стрелами. Его примеру последовали остальные восемнадцать конвоиров. Снова просвистела стрела. На этот раз она никого не поразила, а вонзилась в землю внизу на склоне, по которому недавно поднималась на площадку колонна. Стрелявший указывал направление, куда должен отойти конвой. Последние несколько замешкались. Тогда просвистела еще одна стрела, и еще один охранник рухнул на землю. Конвоиров охватила паника. Они, сталкиваясь друг с другом, бросились бежать вниз по тропе и скоро на площадке никого не осталось, кроме связанных пленников. Те продолжали лежать, не понимая, откуда пришло это неожиданное спасение.

Вскоре с вершины одного из отрогов, нависших над площадкой, послышался шум. Срывающиеся из-под ног человека мелкие камни посыпались на площадку. Один из них, подпрыгивая, скатился к лежащему на боку Эрику и больно ударил по колену. Он приподнялся, насколько позволяли ему связанные за спиной руки, и узнал в спускающемся Тауру. В левой руке она держала лук, а правой цеплялась за упругие ветки кустов. Через минуту она была возле него. Еще минута, и Эрик стоял рядом с ней, растирая онемевшие кисти рук. Пальцы не слушались. Прошло еще несколько минут, когда он смог присоединиться к Тауре, которая резала веревки на руках пленников.

Когда все было кончено, он подошел к Тауре и, не говоря ни слова, обнял жену. Она вся обмякла, и еще мгновение, наверное, упала бы, если бы Эрик не подхватил ее на руки.

– Я не спала трое суток, – прошептала она.

Видно было, что силы ее, поддерживаемые неимоверным напряжением, вконец иссякли. Он, так и не выпуская ее из рук, присел на поросший травой бугор и огляделся. Сыновья, вооружившись брошенными луками, заняли подступы к площадке. Не исключалось, что пришедшие в себя конвоиры, соединившиеся с оставленным заслоном, предпримут нападение. Надо было принять какое-то решение. Женщины и маленькие дети от пережитых потрясений двигаться дальше не могли. Хотя, куда дальше? Путь назад отрезан. Впереди – узкая тропа, пройти по которой с женщинами и детьми не удастся. Оставалось одно. Спуститься по насыпи и выйти на дорогу в ущелье. Но это можно было бы предпринять только часа через два-три. Сам спуск был тоже труден и опасен. Нашел ли гор Проход? Если нашел, то как теперь найти самого Гора?

Таура пошевелилась и открыла глаза. Нервный шок, вызванный перенапряжением, прошел. Эрик наклонился и поцеловал ее в пахнущие ветром и солнцем волосы. Она молчала и смотрела ему в глаза. В ее взгляде было столько любви и радости, что Эрик со стыдом вспомнил ту минуту, когда он, после получения известия о ее исчезновении, усомнился в ней. Сзади послышались шаги. Эрик обернулся. Это был Тимур. Он с обожанием смотрел на мать.

– Как она?

– Пришла в себя. Она не спала трое суток…

Таура протянула Тимуру руку. Тот прижался к ней лицом. Рука матери погрузилась в черные волосы сына. Он схватил ее и стал нежно целовать. Таура приподнялась и, освободившись от все еще поддерживающих ее рук Эрика, села рядом с ним на бугор.

– Как ты здесь очутилась?

– Я следила за вами все эти три дня!

– Но ты ведь исчезла за несколько часов до нападения?

– Я решила поехать к отцу и просить помощи. Я чувствовала, что на нас скоро нападут. Мой путь лежал мимо селения Чака. Подъехав туда, я заметила, что из него выходит большой вооруженный отряд. Я затаилась в лесу и все видела. Потом, когда вас вывели из усадьбы, я поехала следом. Вскоре стало ясно, что вас ведут в горы. Я начала догадываться, что они хотят с вами сделать. Затем, воспользовавшись привалом в предгорье, я опередила вас и, приехав сюда, стала ждать. Здесь удобное нагромождение скал и валунов, где легко держать под прицелом всю площадку, а самой быть незамеченной. Вот и все!

Да, вот еще что. Тимур, пройди по этой тропинке, – она показала ему едва заметную тропу, уходящую в сторону нагромождения валунов, – метрах в пятистах есть небольшая полянка среди скал, там я оставила лошадей. Сходи за ними.

Тимур тотчас поднялся и пошел в указанном направлении.

– Ты смогла подняться по этой дороге на лошадях?!

– А почему бы нет! Ты же знаешь, как я владею лошадью. Кроме того, я боялась оставлять их внизу, так как их присутствие могло бы меня выдать.

Женщины тем временем пришли в себя и окружили свою подругу. Эрик оставил их и пошел взглянуть на тело Чака. Взглянув на него, он понял, что тот жив, так как глаза его были закрыты. Эрик расстегнул ему тунику и увидел, что стрела застряла в большом металлическом предмете. Она пробила его и чуть-чуть коснулась своим острием грудины, но не пробила ее. Чак, уже не в силах сдерживать дыхание, глубоко вздохнул. Легкий шок, вызванный ударом в грудь, давно прошел, и он притворялся убитым, рассчитывая незаметно улизнуть.

– А ну, встань! – приказал Эрик.

Чак неохотно поднялся. Эрик сорвал с его груди металлический предмет и стал его рассматривать. Несомненно, это не защитный генератор, так как значительно превосходил его размерами. На передней панели было несколько небольших ручек регулирования. Все они были сдвинуты вправо до отказа.

– Что это? – строго спросил он Чака. Тот молчал.

– Ладно, без тебя разберусь.

Осмотрев ранку на груди и убедившись, что это только царапина, Эрик подозвал Юла и велел ему связать Чака. Юл повалил Чака наземь и, сильно заломив руки за спину, крепко связал. Затем то же сделал с ногами.

– Полежи пока, – ядовито-ласково произнес он, оставляя Чака лежать в неудобной позе.

Эрик давно уже заметил, что из всех его детей Юл отличался наибольшей суровостью и решительностью в действиях. Под его внешним спокойствием таились грозные силы, готовые пробудиться в любую минуту подобно силам спящего вулкана, сон которого обманчив. Он быстро, почти мгновенно, находил решения в самых запутанных ситуациях и действовал стремительно, проявляя при этом не только решительность, но и жестокость, что не раз настораживало Эрика.