BAZAZAVR.COM

ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ В ЗВЕЗДОЛЕТЕ 9 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 126 | Загрузок: 0 | Размер:
– А почему бы тебе не попросить нашего хозяина показать его? Мы здесь можем задержаться на день-другой, пока вы, – он посмотрел на Ольгу, – соберетесь. Бери мой вертолет, – он повернулся снова к Эльге, – и посмотри достопримечательности, если они есть. А я вернусь на базу на другом. У нас здесь стоит судно, – пояснил он, – у северного берега острова.

Эльга вопросительно посмотрела на Ольгу. Та едва заметно кивнула и улыбнулась. Заметив эту улыбку, Сергей выразил согласие быть гидом.

Завтрак продолжался часа два. Гости с большим аппетитом ели все, что предлагала им Ольга. За окороком дикой свиньи последовала копченая индейка с моченой брусникой. Должное внимание было уделено и продуктам с огорода. Пока мужчины беседовали, Ольга и вызвавшаяся помочь ей Эльга приготовили прекрасный салат из помидоров, щедро сдобрив его сметаной и сладким перцем. Бэксону особенно понравилась цветная капуста, поджаренная в сухарях на масле.

Бэксон сообщил Сергею, что готовится большая экспедиция на Счастливую и Сергея приглашают быть консультантом при ее подготовке. В экспедицию войдут, говорил Бэксон, четыре больших корабля. Предполагается образовать на открытой планете колонию.

– На Земле становится тесновато, – заключил он свой рассказ. – Если все пойдет хорошо, то в течение пятидесяти лет мы намерены осуществить подготовку к массовой эмиграции части населения на Счастливую. Для этого проектируются большие транспортно-пассажирские корабли, которые будут стартовать с Луны. Кстати, и собирать их предполагается на Луне.

– Боюсь, что при том росте населения, который имеется сейчас, как вы говорите, это не решит проблемы, – заметил Сергей.

– Вы совершенно правы! – как будто обрадовался Бэксон. – Многие из нас считают, что необходимы срочные меры ограничения рождаемости и снижения численности населения! Вы попали в самую точку!

– Может быть, вы объясните мне, как смогли выделить такой остров для одного меня, если на Земле перенаселение? Мне это совсем непонятно!

– Это вам объяснят, когда прибудем на место назначения. К сожалению, – он немного помолчал, – я не уполномочен отвечать на некоторые вопросы!

– Но!.. – запротестовал было Сергей, но Бэксон, явно давая понять, что разговор на эту тему не может быть продолжен, переключил внимание на Оленьку. Он стал расспрашивать ее, умеет ли она читать, что прочла и т. п.

– Тебе уже пора в школу, – сказал он, положив руку на головку ребенка. – Там много детей, и тебе не придется скучать, как здесь.

– А я не скучаю! – возразила Оленька. – Мы с папой ходим ловить рыбу. – Она принялась рассказывать, как они с папой ловят рыбу, но Бэксон делал только вид, что слушает, сам же о чем-то задумался. Потом встал из-за стола. Вслед за ним поднялись и его спутники. Бэксон принялся благодарить Ольгу за гостеприимство, затем сообщил, что улетает на базу и вернется через день.

– Я оставлю вам Эльгу, – сказал он, обращаясь к Ольге. – Не обижайте ее, она дочь моего старого соратника. Я хотел сказать – друга, – поправился он. – Если можете, то покажите ей остров, – повернулся он к Сергею. – У нас, знаете, мало осталось нетронутых уголков природы!

Вскоре он и его спутники улетели.

Пока женщины мыли посуду и убирали со стола, Сергей прошелся к берегу озера. Там он сел на корму вытащенной на берег лодки и задумался. "Итак, скоро все выяснится. Наконец-то я получу разъяснения всей странности своего положения". Это радовало, но к радости примешивалась ностальгическая грусть. Здесь, на острове, и там, на Элии, он привык к не тронутой рукой человека природе. Судя по тому, что рассказывал Бэксон, ему предстоит очутиться в железобетонном мире, переполненном людьми и техникой. Природа острова, по-видимому, уникальна. Почему на шесть долгих лет он был предоставлен ему в нераздельное владение, он так и не мог понять. "Ладно, – решил Сергей. – Не буду больше сушить себе голову. Так или иначе – все скоро станет ясным".

Он окинул озеро взглядом и увидел болтавшийся на волнах буек. "Надо снять его перед отъездом", – наказал он себе. Ольга позвала его в дом: – Наша гостья ждет!

Эльга, действительно, сидела уже в пилотской кабине вертолета.

– Может быть, ты полетишь с нами? – спросил он жену.

– Нет, мне надо начинать собираться, – ответила она. – Кроме того, в кабине только два места.

– Мы скоро вернемся, – зачем-то пообещал он, чувствуя смущение.

– Вы мне, собственно, не особенно нужны. Я справлюсь сама. Да и собирать-то особенно нечего. Не повезем же мы все это. Достаточно нескольких смен одежды да твои записки.

Она подошла к кабине и что-то прошептала Эльге. Та весело рассмеялась.





ЭЛЬГА



Вертолет опустился на песчаную полосу пляжа. Не дожидаясь остановки вращения винтов, Эльга легко спрыгнула на песок и побежала к морю.

– Силы небесные! Как здесь прекрасно! – воскликнула она.

Эта часть южного берега острова представляла собой столь гармоничное чередование утесов и гротов, как будто к ним прикоснулась рука великого художника. Океанские волны с шумом разбивались о высокие скалы и приходили к берегу пенящимися потоками. Прямо перед ними была небольшая, но достаточно глубокая гавань. Сквозь прозрачную воду темнели колеблющиеся кусты водорослей, меж которых, вспыхивая серебром в лучах света, сновали стаи мелких рыбок.

Эльга сняла шлем и энергично тряхнула головой. Длинные темно-каштановые волосы рассыпались по ее плечам. Затем, забавно прыгая то на одной, то на другой ноге, освободилась от комбинезона. Под комбинезоном был купальник, если эти две узкие полоски материи, опоясывающие бедра и грудь, можно было назвать купальником. Ее покрытое легким золотистым загаром тело напряглось, как струна, и сразу же расслабилось. Сергей смущенно отвел глаза. Эльга рассмеялась и медленно вошла в воду. Сергей смотрел, как вода, постепенно поднимаясь, закрывает ее голени, тяжелые округлые бедра, на которых, как на пьедестале, покоится тонкая талия. Когда вода дошла до пояса, Эльга присела и поплыла. Плавала она отлично.

Через минуту ее мягкий, низкий, чуть вибрирующий голос раздался с середины бухты:

– Что же вы стоите? Плывите сюда!

Сергей разделся и поплыл к Эльге. Нагретая в бухте лучами палящего солнца вода приятно ласкала кожу. Сергей нырнул. На глубине было прохладнее. Видно, как по дну, усеянному мелкой галькой, ползет большой краб. Словно хризантемы, рассаженные рукой изобретательного садовника, группами стоят актинии, шевеля лепестками-щупальцами. Промелькнула тень. Сергей почувствовал, как рука Эльги скользнула по бедру. Гибкое тело прошло под ним и метнулось вверх. Он последовал за ней.

– Какое здесь теплое море… Я выросла в Прибалтике. Там вода холодная, но я все-таки купалась каждое лето…

Наплававшись, они сидели на краю утеса, который гигантской каменной волной навис над тихими водами бухты, образуя естественную вышку для прыжков в воду.

– Ну, что, возвращаемся? – предложил Сергей.

Эльга надула губы, потом рассмеялась и вдруг, положив подбородок на плечо Сергея, обвила его грудь руками. Это прикосновение и близость тела молодой красивой женщины бросили его в дрожь.

– О, да ты совсем замерз! – хрипло рассмеялась Эльга. Она стала растирать ладонями его плечи и грудь, затем руки скользнули ниже…

Когда, спустя четыре часа, они вернулись к вертолету, солнце уже склонялось к горизонту.

– Подожди… Меня ноги не держат… Полежим немного на пляже, а то я не смогу вести вертолет…

Она достала из-под сидения большую мохнатую простынь и расстелила ее на песке.

– Иди сюда…

Сергей послушно лег рядом. Она положила голову ему на бедро, блаженно улыбнулась и закрыла глаза.

– Как хорошо…– прошептали ее губы. – Ты – Бог.., ты не можешь этого понять!

Вернулись они только к вечеру следующего дня. Эльга сослалась на поломку вертолета и быстро ушла к себе. Сергею было стыдно смотреть Ольге в глаза. Он понимал, что она обо всем догадывается, хотя не подает вида.

Утром Сергей застал обеих женщин на кухне. Как ни в чем не бывало, они вместе готовили завтрак, весело при этом переговариваясь. Звонкому смеху Ольги вторил низкий вибрирующий голос Эльги. От этого мягкого тембра Сергей почувствовал знакомую дрожь во всем теле. Глаза их встретились. Темные, с едва уловимым фиолетовым оттенком глаза Эльги, казалось, вибрировали так же, как и ее голос, и в этой вибрации было что-то такое влекущее, прекрасное и бесстыдное одновременно, загадочное и откровенное.

Он почувствовал, как густая волна крови прилила к лицу и голове, опустил глаза и вышел. Когда он, наконец, справился с волнением и вернулся, обе женщины уже ставили на стол дымящиеся чашки ароматного кофе. Эльга за столом села рядом. Вскоре он ощутил, как ее мягкое и упругое бедро касается его, и знакомая волна яростной страсти начинает охватывать тело…

Он резко поднялся, пошел в кабинет и, сняв со стены карабин, вернулся на веранду. Стараясь унять дрожь в голосе, сказал, что пойдет подстрелить оленя к прощальному обеду…

Сергей шел по знакомой тропинке, направляясь к южному краю болота, где среди редколесья на обширных полянах паслись олени. Там же стоял его шалаш. Он вынужден был признаться самому себе, что оставаться в доме с Эльгой просто боится. Боится, что не выдержит и потом случится нечто такое, о чем Сергей не хотел даже думать. Женщина, свалившаяся на него буквально с неба, внушала ему никогда ранее не испытанные чувства. Это не была любовь, Сергей точно знал. После вспышки страсти, когда утихает сопутствующая ей ярость, обязательно приходит нежность. Здесь было другое… Была страсть, было ненасытное желание, исполнение которого не приносило успокоения, но, напротив, еще больше возбуждало в нем стремление обладать этим гибким, красивым, извивающимся и ждущим ласки телом.

Сергей вышел на знакомую поляну. Как он и предполагал, на ней паслось небольшое стадо.

Закончив свежевать тушу, Сергей развел костер и вымыл руки в ручье. Он почувствовал голод, так как утром ничего не успел поесть. Костер прогорел. Сергей нанизал куски мяса на прутик и повесил его над углями. Угли слегка дымились, время от времени шипя и вспыхивая от капающего на них жира. Он нашел на поляне дикую вишню, наломал веток и бросил в костер. Повалил ароматный дым. Страшно хотелось есть. Он пожалел, что не захватил из дома хлеба. Поискал в шалаше, нашел в оставленном с прошлого раза мешке соль и полузасохшую буханку. Мясо почти дожарилось, когда он услышал гул винтов вертолета. Над поляной, почти касаясь полозьями верхушек деревьев, пролетела легкая машина. Через несколько минут она вернулась и села метрах в двадцати от костра.

– Вот ты где! – весело закричала Эльга, высовываясь из кабины. – Как вкусно пахнет!

Жаркая волна радости захватила Сергея. Он бросился к вертолету и, не дожидаясь, пока Эльга сойдет на землю, подхватил ее на руки и понес к костру…

Когда стало смеркаться, они сидели обнявшись у входа в шалаш и смотрели, как языки пламени догорающего костра перебегают от уголька к угольку, создавая причудливый танец, в котором ни одна фигура не повторяется на всем его протяжении.

– Как красиво, – шепнула Эльга.

Он молчал, крепко прижимая ее к себе. Она высвободилась и порывисто встала.

– Я буду танцевать для тебя!

Эльга бросила в костер несколько сухих веток. Отблески пламени освещали фигуру молодой женщины, вырывая из темноты то одну, то другую ее часть, создавая фантастическую игру светотеней. Обнаженный стан Эльги гибко извивался. Ее фигура как бы парила во тьме ночи, освещенная мигающим пламенем костра…

Утром они снова были на знакомом берегу моря.

– Когда ты ушел, я связалась с Бэксоном. Он задержится еще на два дня. Ольге я сказала, что лечу на базу. – Она засмеялась и шаловливо провела пальцем по его губам. Сергей схватил ее за волосы левой рукой и запрокинул голову. В глазах Эльги замелькали призывные фиолетовые огоньки, рот приоткрылся, губы беззвучно что-то шептали…

– У, противный, – жалобно протянула она, рассматривая свое тело. – Ты наставил мне столько синяков!

– Извини, – виновато склонил голову Сергей.

Она расхохоталась и толкнула его обеими руками в грудь. Сергей упал на спину, повлек ее за собой, но она вырвалась и зябко поежилась.

– Уже прохладно, – и стала одеваться.

Сергей смотрел, как она натягивает платье. Каждое ее движение, даже в этой обыденной процедуре одевания, было преисполнено необъяснимой и захватывающей дух грацией, свойственной только очень красивым женщинам.

– Давай немного пройдемся по берегу, – предложила Эльга.

Сергей быстро оделся, и они пошли по прибрежному песку к серым базальтовым скалам, на которых гнездились чайки. С моря подул ветер, повеяло предвечерней прохладой. Солнце уже скрылось за вершинами деревьев, длинные тени которых ложились на песок и прибрежный край воды.

– Еще два-три дня, и мы расстанемся, чтобы уже больше никогда не увидеться, – печально сообщила Эльга.

– Почему… никогда?.. – глупо вырвалось у Сергея.

– Я улетаю! Не хотелось раньше говорить тебе. Но эти дни – последние дни в моей жизни на Земле. Я лечу к Счастливой вместе с обширной экспедицией, чтобы подготовить место для принятия первой партии переселенцев. Спасибо тебе, – прошептала она. – Я никогда не забуду этих дней! Это мое прощание с Землей.

– Эльга! – вырвалось у Сергея.

– Не надо, Сережа, – мягко сказала она.

Они пошли молча. Большие белые чайки негодующими криками встретили вторжение людей на их территорию. Рассерженный альбатрос промчался над головами, обдав волной воздуха, поднятой взмахами могучих крыльев.

– Вернемся, – она взяла его под руку и направилась к вертолету.

Уже смеркалось, когда Эльга поставила машину неподалеку от шалаша.

– Расскажи мне о себе, – попросила она.

Утолив голод, они сидели, так же, как и вчера, у входа в шалаш, наблюдая за игрой пламени костра. Сергей начал рассказывать, а она, положив голову ему на колени, внимательно слушала. Сергей рассказал ей все, вплоть до своего невольного прибытия на остров и встречи с Ольгой.

– Какая она счастливая! – с легкой завистью произнесла Эльга.

Они помолчали. Сергей стал было рассказывать ей про дальнейшую жизнь на острове, но она перебила его:

– Скажи, ты так ничего и не помнишь о той планете? Как ее? – в ее голосе послышалось нетерпение.

– Перун?

– Да, кажется, так!

– Ничего! Только разве что… – Сергей задумался. Ему вспомнились слова Дука о том, что кто-то поставил ему блокаду в памяти. Это было в ту ночь последней с ним беседы. Дук сказал, что он это заметил в самом начале, когда одарил восприятие Сергея силой элианина, но он, как утверждал, не мог проникнуть за поставленный блок. Сергей совсем забыл об этом…

– Что? – прервала затянувшееся молчание Эльга. И опять в ее голосе ему послышалось нетерпение.

– Ничего особенного. Какое-то ущелье… шестигранные кристаллы… большие кристаллы. У меня смутно они ассоциируются со случившейся позже бедой… Не помню! – заключил он.

Костер уже почти потух. Темнота ночи обступила их. В кустах, сзади шалаша, послышались шорохи. Сергей, не вставая, чтобы не потревожить Эльгу, наклонился набок и, дотянувшись до лежащей слева кучки сухих веток, взял несколько и бросил в костер. Костер задымил, затем вспыхнул ярким пламенем.

– Когда я была маленькой, отец раза два брал меня с собой в лес. У нас теперь это очень сложно… Мы вот так сидели у костра и смотрели на огонь. Отец мой был такой же, как ты: высокий и сильный. Только значительно моложе… Тебе ведь двести лет?! Как это странно…

– По земному исчислению! Тебе будет тоже двести лет, когда ты вернешься!

– Ох! Не напоминай мне об этом. Мне как-то страшно.

– Я хотел тебя спросить…

– Спрашивай.

– Ты из Прибалтики?

– Да, я латышка.

– У меня всегда было представление о латышах, как о блондинах со светлыми глазами… У тебя же глаза темные со странным фиолетовым оттенком…

– Это длинная история! Мой пра-пра, в общем, далекий прадед, во время последней войны был в плену. Он бежал и партизанил в горах Югославии. Там он познакомился с сербской девушкой и привез ее после окончания войны домой…

– Хорошо!

– Что? – не поняла Эльга.

– Хорошо, что твой пра-прадедушка познакомился с сербской девушкой.

Эльга засмеялась. Она встала, подошла к костру и подбросила веток. Костер запылал сильнее, выхватывая из тьмы стволы деревьев и корпус стоящего поодаль вертолета. Потом снова села рядом.

– Мне страшно… Там будет, – задумчиво продолжала она, – другое небо…

– Планета очень похожа на нашу.

– Я знаю. Я читала отчет о вашей экспедиции… Странно, что в нем не было ни слова об этом… Плутоне?

– Перуне!

– Да, правильно, Перуне!

– Мне тоже это очень странно. Отчет был составлен по моей мнемограмме. Почему я помню только название планеты и эти кристаллы?.. Но не помню ничего больше?..

– А ты хотел бы вспомнить?

– Конечно! Но как?!

– Надо поговорить с Бэксоном. Он, кажется, в этом что-то смыслит. Она вдруг счастливо рассмеялась, толкнула его в грудь и, повалив на спину, принялась целовать губы, лицо, грудь…

– Бог с ним! С Перуном! Не будем больше об этом…

Костер уже догорал. Под белым пеплом едва заметно просвечивались красные точки еще не совсем потухших углей…





ИСПЫТАНИЕ



Утром Эльга улетела на базу. Сергей возвратился домой после полудня. Еще на опушке он заметил стоящий возле дома тяжелый вертолет. Бэксон уже ждал его. Рядом с ним были те же его спутники.

– Хэлло! – приветствовал он Сергея. Сергей сбросил с плеч убитого оленя и протянул Бэксону руку. Подошли остальные. Негры зацокали языками, оценивая добычу.

– Если позволите, я возьму эти рога на память о моем посещении острова, – попросил Бэксон.

Сергей пожал плечами: – Ради бога!

– Это большая ценность!

– Если хотите, то там, в сарае, их накопилось достаточно. Возьмите хоть все!

– Спасибо!

Они поднялись на веранду и сели в плетеные кресла. Бэксон достал сигары и предложил Сергею. Тот отказался, так как не курил. Ольга принесла им кофе.

– Как там Эльга? – спросила она Бэксона.

– Эльга прилетит попозже. Мы, наверное, завтра утром снимемся с якоря. У вас все готово?

– Нам нечего собирать, разве что некоторые мелкие вещи…

– Отлично!

Ольга вышла. Бэксон немного помолчал, затем обратился к Сергею:

– Эльга что-то говорила, я не совсем понял, что-то вроде о том, что вам нужна моя помощь?

– Да нет, ничего! Чепуха! – ответил Сергей. Ему очень хотелось спать. Чтобы сбить сон, он поднялся и, извинившись перед Бэксоном, спустился во двор. За сараем раздавались глухие удары. Негры рубили топорами тушу оленя и складывали мясо в большой эмалированный бак. Рога были уже аккуратно отпилены и лежали рядом.

Сергей пошел на берег озера. Он хотел снять буек. Когда он стаскивал лодку, подошел Бэксон.

– Что вы собираетесь делать? – спросил он.

Сергей объяснил.

– Можно мне с вами? – он сел на корму, Сергей налег на весла и направил лодку к буйку.

– Я вспомнил! – радостно воскликнул Бэксон. – Вы хотели бы вспомнить ваши приключения на Перуне! Не так ли? Давайте помогу. Я долго занимался гипнозом. У меня это очень даже хорошо получается!

Сергей молчал.

– Это займет совсем немного времени!

Сергей подвел лодку к буйку и, зацепив его, бросил на дно. Встал на ноги и начал вытягивать груз. Капроновая толстая веревка после долгого пребывания в воде стала твердой. Груз основательно засосало в илистое дно. Наконец, он поддался. Сергей несколько раз приподнимал его и опускал, чтобы очистить от ила. Наконец, он его вытащил и положил в лодку рядом с буйком.

– Ну так как? – напомнил о себе Бэксон.

– Что? – переспросил Сергей, занятый своим делом.

– Я говорил о гипнозе.

В это время послышался гул, и вскоре над озером пролетел красный вертолет Эльги.

– Эльга! – радостно вскрикнул Сергей.

Бэксон не обратил на это внимания.

– Вы мне не ответили! – продолжал настаивать он.

– А, вы об этом?.. Право, не знаю… Я вообще не поддаюсь гипнозу.

– Так давайте попробуем!

– Я думаю, не стоит…

– Почему же? Напротив! Это так интересно вспомнить забытое!

– Знаете, я подумал…

– Что?

– Я подумал, что те, кто поставил мне блок памяти, наверное, имели на то основание. Во всяком случае надо подождать возвращения. Скорей всего в Центре космических исследований в этом плане есть свои соображения. Я, хочу надеяться, еще не уволен со службы и нахожусь здесь, как мне сказали, в отпуске.

– Так вы отказываетесь?!

– Да!

– Жаль! Очень жаль!

– Вы разве так заинтересованы? – спросил Сергей.

– Ах, что вы! Что вы! Я просто из-за любопытства.

– Ну если так…

– То? – живо переспросил Бэксон:

– То надо подождать. В Центре все выяснится.

Лодка ткнулась носом в берег. Сергей вышел и, подождав, пока Бэксон выберется из лодки, вытащил ее на берег, перевернул дном кверху. Бэксон не стал его дожидаться и пошел к дому.

Возвращаясь, Сергеи увидел, как он о чем-то спорит с Эльгой. Бэксон что-то требовал и выговаривал Эльге. Та отрицательно качала головой, пожимала плечами и явно не соглашалась с ним. Бэксон что-то резко сказал ей и пошел к большому вертолету, где Рональд и Джонни копались в грузовом отсеке, засовывая туда нехитрые пожитки Сергея и Ольги, которые подносили негры.

Сергеи заметил, что Эльга покраснела и явно была чем-то возмущена. Бэксон тем временем инструктировал Рональда и Джонни, те слушали его внимательно. Рональд хмурился, а Джонни, напротив, был очень доволен. Он даже потер руки, как бы предвкушая удовольствие.

Сергей подошел поздороваться с Эльгой. Хотя он расстался с ней только утром, но для Ольги Эльга была все это время на базе. Ольга как раз в этот момент вышла на веранду. Увидев Эльгу, она приветливо помахала ей рукой. Гостья ответила тем же. Сергей хотел отойти, но Эльга, видно было, порывалась ему что-то сказать и не решалась. В это время к ним направился Бэксон, а Сергея позвала Ольга.

– Помоги мне раздвинуть стол, – попросила она.

Пока Сергей помогал Ольге накрывать на стол, раздался шум работающего мотора. Сергей посмотрел во двор. Красный вертолет медленно поднимался. Эльга улетела.

– В чем дело? – поинтересовалась Ольга у Бэксона, поднявшегося на веранду, – почему Эльга покинула нас?

– У нее с утра дурное настроение! – проворчал Бэксон. – У баб это бывает. Ох, простите! – извинился он.

Ольга промолчала, сделав вид, что не заметила бестактности.

Обед протекал не так, как предполагал Сергей. Все молчали, занятые своими мыслями. Сергей вдруг заметил взгляды, которые исподтишка бросал Джонни на Ольгу. Поначалу его это возмутило, но потом вспомнил, что еще до полета на Счастливую, когда они только-только поженились, встреченные на улице мужчины оборачивались и провожали ее восхищенными глазами. "Пусть смотрит", – решил он.

Бэксон, тем временем закончив обед, занялся Володькой. Оживленно о чем-то беседуя, они направились в детскую комнату на, втором этаже коттеджа. Вовка, очевидно, хотел показать Бэксону свои игрушки. Вскоре оттуда раздалось гудение "паровоза", которое довольно удачно изображал Бэксон, и веселый смех мальчишки.

"Ох, и позабавлюсь же я с ней на базе!" – услышал он вдруг голос Джонни. Он удивленно взглянул на него. Джонни жевал, рот его был закрыт, а глаза по-прежнему сверлили Ольгу. Тем не менее он слышал его голос. "Сегодня же вечером! Шеф вряд ли сумеет вытянуть у него координаты… Будет весело, когда я ее… У него на глазах… потом негры…" Сергей почувствовал, что у него внутри что-то лопнуло. Еще мгновение, и он размозжит эту мерзкую башку. Внезапно он почувствовал, что Ольга давит ему на ногу. Он взглянул на нее. Она повела глазами на двоих здоровенных негров. Каждый из них весил килограммов сто сорок и был двухметрового роста.

"Ты слышишь меня?"

"Да".

"Ты догадалась?"

"Да".

"Возьми Оленьку и пойди якобы в огород нарвать в дорогу свежих помидоров. Прихвати корзину. Иди к пещере. Ты меня поняла?"

"Да! Но как с Володькой?"

"С ним я выйду позже. Не ждите нас".

– Как вам понравились наши помидоры? – улыбаясь, спросила она Рональда.

– Прекрасные! Я не ел ничего более вкусного! Жаль, что у нас это стало редкостью.

– Тогда мы захватим с собой их побольше. Оленька! Возьми, детка, корзину и помоги мне.

Она вышла, и Сергей внутренне облегченно вздохнул. Теперь надо было вызволять Володьку. Он подождал минут пятнадцать, чтобы дать возможность Ольге и дочери отойти подальше. Его тонкий слух уловил шум вертолета. "По-видимому, возвращается Эльга", – решил он. Но шум стал удаляться. За столом его, кажется, никто не заметил.

Сергей встал из-за стола, намереваясь подняться в детскую и забрать сына под каким-нибудь предлогом. Чувствовалось, что события начнут скоро быстро развиваться. Если бы не эти негры! С каждым в отдельности он бы справился. Но с двумя, да еще с Рональдом и Джонни?! Толстого Бэксона можно не принимать во внимание.

В это время тот уже спускался вниз. На его шее сидел Володька и трубил в трубу.

– Я бы хотел с вами поговорить!

– Хорошо! Пойдемте в кабинет! Сына, пойди помоги маме собирать помидоры.

– Он нам не помешает. Я, знаете, полюбил его. Чудесный мальчик. Рональд, Джонни, пойдите помогите нашей хозяйке. А вы побудьте здесь, – приказал он неграм.

Положение осложнялось. Сергей рассчитывал, что сам он вырвется и, захватив сына, который выйдет из дома раньше него, сможет уйти в лес. Что делать дальше, пока не приходило в голову. Ольгу не найдут в огороде, это вызовет подозрение. Можно придумать какое-то объяснение. Скажем, пошла набрать ягод…

Он пошел вслед за Бэксоном в кабинет. Бэксон снял мальчика с плеч и усадил себе на колени, удобно расположившись на диване, предоставив Сергею как хозяину занять кресло.

Потом Сергей не раз себя спрашивал: не упустил ли он момент? Ему надо было, воспользовавшись тем, что они остались наедине, придушить Бэксона и выбраться с сыном через окно. Возможно, его удержал вид ребенка, сидящего на коленях у Бэксона, лицо которого расплывалось в доброй улыбке. А скорее всего ему хотелось понять цели Бэксона.

– Вы не можете представить, как мне хотелось иметь сына. К сожалению, у меня дочери. Две! Я их, конечно, очень люблю – но сын есть сын, – с глубоким вздохом закончил он.

– Еще не поздно!

– Как сказать, как сказать. К тому же трудно получить разрешение на третьего ребенка. Земля, к сожалению, сильно перенаселена. "Если я не выполню задание", – послышался голос Бэксона, – "прощай тогда все надежды".

Сергей так давно не занимался "прощупыванием мозгов", как говорили элиане, что теперь это давалось ему с трудом. Вместо четких слов он слышал бормотание, в котором с трудом можно различить смысл. "Каупони мне этого никогда не простит".

– Да! Вы не представляете, какие у нас сложные проблемы в связи с перенаселением! Одна из таких проблем – физическая деградация. Сейчас средний рост мужчин опустился до метра шестидесяти трех сантиметров.

– Глядя на ваших спутников, этого не скажешь.

– Да! Мы подбираем парней покрепче.

– Кто это – мы?

Дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Рональд:

– Шеф! Ее там нет!

Бэксон быстро взглянул на Сергея.

– Она, возможно, пошла набрать черники для малыша. Мы пойдем ее позовем, – спокойно, как ему показалось, сказал Сергей, намереваясь взять сына.

– Не беспокойтесь! Рональд, посмотрите вокруг! Скажите ей, что мы скоро вылетаем, чтобы она не задерживалась. Так на чем мы остановились?

– На росте…

– Ах, да! Это только одна сторона деградации. Хуже то, что рождается много неполноценных, с признаками генетического отягощения.

– Это действительно очень тревожный признак, – согласился Сергей.

– Вот я и говорю! – обрадовался Бэксон. – Надо предпринимать срочные меры!

– Но правительство должно…

– Ах! Это правительство! – Бэксон пренебрежительно махнул рукой. – Сплошная говорильня! Треп, если хотите знать.

"Кажется, мне удастся его убедить!"

– Это правительство, – продолжал Бэксон, – только считается правительством. На самом же деле оно ничего не предпринимает. Скоро на каждого работающего на Земле придется несколько иждивенцев – умственно недоразвитых уродцев, которые, если не содержатся в специальных домах, то годятся лишь для того, чтобы подметать улицы.

– Это все последствия…

– Да, – продолжил мысль Бэксон, – последствия неуправляемого промышленного комплекса в конце XX – начале XXI столетия, последствия ряда аварий АЭС и, наконец, ряда опустошительных эпидемий типа СПИД. В XXI столетии, т. е. в ваше время, людям казалось, что последствия всего этого будут если не ликвидированы, то сглажены. Вы ошиблись. Они нарастают!

– Что же вы предлагаете?

– Селекцию!

– Как?

– Да! Причем как можно скорее. На Земле останется только несколько миллионов людей, которым будет разрешено иметь детей!