BAZAZAVR.COM

КАУПОНИ, БЭКСОН И КАРДИНАЛ

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 110 | Загрузок: 0 | Размер:
Бэксон никогда не видел своего шефа в такой ярости. Каупони встретил его, стоя посреди своего роскошного кабинета. Бэксон первый раз был допущен сюда, что уже говорило об особой важности вызова. Кабинет находился глубоко под землей. Одна стена его – сверхпрочное толстое стекло – отделяла кабинет от океана. За окном, в освещении скрытых прожекторов, плавали стаи рыб среди развалин древних храмов. Все это было создано искусственно и должно имитировать затонувшую Атлантиду. Бэксон также знал, что из кабинета, через шлюз, можно выбраться наружу, где, укрытая в огромном гроте, стояла скоростная подводная лодка, оснащенная не только лазерными и магнито-импульсными пушками, но и специальными устройствами, позволяющими лодке быть неслышимой и невидимой для всех известных средств обнаружения.

Бэксон узнал о ней совершенно случайно, но у него хватило сообразительности молчать и никому об этом не говорить. Он бы не дал за свою жизнь и полкредитки, если бы Каупони пронюхал, что ему, Бэксону, известна тайна подлодки. Когда речь шла о собственной безопасности, Каупони не останавливался ни перед чем. Никакие заслуги и преданность не спасли бы человека, проникшего в эту строжайшую тайну.

… Увидев входящего Бэксона, Каупони быстро подошел к нему и с яростью сунул под нос растрепанную книгу.

– Ты читал? – зашипел он.

– Когда мне читать? – ошеломленно спросил Бэксон, откидываясь назад всем корпусом, в то время как Каупони продолжал тыкать ему в лицо раскрытой книгой. – Я ведь только вернулся из сельвы.

– Ах, не читал? Так почитай, скотина! – заорал Каупони. – Садись здесь, – он указал на кресло возле письменного стола, – садись и читай!

Бэксон послушно взял книгу и принялся читать.

Каупони между тем быстро ходил по кабинету взад-вперед, повизгивая при этом, не в силах сдерживать ярость и возмущение.

Бэксон прочитал несколько страниц, затем перелистал книгу и стал читать с середины. Встретив имя Каупони, он сосредоточился.

Каупони не выдержал, подскочил к нему, вырвал книгу и, бросив ее на пол, стал топтать ногами. Остановившись, подошел к столу и вытащил из ящика пистолет.

– Я тебя сейчас застрелю, – тихо и почти ласково сказал он, направляя на Бэксона дуло пистолета.

– За что, шеф? – в страхе, срывающимся голосом спросил Бэксон. "Этот дурак и впрямь выстрелит, – подумал он, напрягаясь. – Что, если сейчас сделать рывок и выбить из рук пистолет?". Но Каупони уже опустил оружие.

– Ты прочитал имя автора? – уже спокойно спросил он.

– Не успел.

– Возьми и прочти тогда.

Бэксон поднял растрепанную книгу.

– Ну, что теперь скажешь, мерзавец? – опять наливаясь яростью зашипел Каупони. – Кому было поручено взять его сразу же, в адаптационном центре?

– Я же докладывал вам, как все получилось. Это же самый настоящий дьявол. Кто мог ожидать? Тринадцать человек убито. Двое, из них одна женщина, спаслись. Я говорил вам, это мой агент в институте СС, очень способный…

– К черту!!! Надо было послать сорок! Нет, сто, черт подери, человек! Ты понимаешь, что теперь будет? Ты же сорвал все! Все! Ты понимаешь это, дубина?!

– Ну, положим, не все. Не отчаивайтесь, сын мой, возьмите себя в руки, не все потеряно, – раздался спокойный голос.

Бэксон повернулся и увидел входящего в кабинет кардинала. Это был единственный человек на Земле, кого пускала охрана Каупони без доклада.

– Пошел вон и жди, когда я тебя вызову! – бросил через плечо Каупони Бэксону и поспешил навстречу кардиналу.

Бэксон буквально вылетел из кабинета.

– Вы все знаете. Ваше Высокопреосвященство? – спросил Каупони, почтительно склоняясь к руке кардинала.

– Естественно, сын мой. Потому я и здесь. Сразу же, как только мне попала в руки эта грязная книжка.

– Что же делать?

– Спокойно. Не все, нет, не все потеряно. Нам только придется отложить референдум. Сами понимаете, что время теперь для этого неподходящее.

Кардинал прошелся по комнате, мягко ступая по ковру. Каупони провожал его глазами.

– Странно, что автор, которого вы, между прочим, так легкомысленно упустили, несмотря на мое предупреждение, так точно описал нашу с вами тактику и планы, предвидя многие последствия. Можно подумать, что он является одним из ведущих деятелей вашей партии.

– Вы кого-то подозреваете?

– Все может быть. Вам надо проверить, сын мой, свое окружение самым тщательным образом. Но это одна сторона дела. Другая, более существенная, это то, что СС действительно заблокирована. Сведения точные, – остановил он движением руки вскочившего Каупони. – Увы, самые точные, из первых рук. И вот еще что, особо важное. Из тех же источников мне стало известно, что автор пасквиля – единственный человек, которого СС допустила к себе. Вам это ни о чем не говорит?

– Тогда… – Каупони замолк, не решаясь произнести вслух свою догадку.

– Да, именно так и обстоит дело. К великому сожалению! – подтвердил его догадку кардинал. – Эта книжонка написана СС! Она является, я бы сказал, художественным пересказом созданной СС модели. Из этого следует, что СС настроена против нас и знает о наших планах. Если сравнить эти факты с событиями, которые развернулись спустя два месяца после исчезновения известного вам человека, то можно догадаться, кто ведет эти действия.

– Что же делать, святой отец?

– Все в руках Божьих. Главное сейчас – во что бы то ни стало, я подчеркиваю, во что бы то ни стало, найти так называемого автора и захватить его.

– Я ему придумаю такую казнь…

– Напротив. Вы окружите его вниманием и всесторонней заботой. Постарайтесь на любых, слышите, на любых условиях привлечь его на свою сторону! Вы, может быть, заметили, в книге сообщено, что СС неуязвима. Как вы рассчитываете добиться с ней соглашения, хотя бы о нейтралитете, без помощи этого человека?

– А это опасно? Я имею в виду выход СС из-под контроля.

– Более чем опасно. На Земле, как мне стало известно из тех же источников, нет такой силы, которая может противостоять СС. Правда, она не проявляет агрессивности, иначе бы мы с вами уже не сидели здесь. Но кто может поручиться за будущее?

– Понятно, отец мой! Так и сделаем. Я найду его!

– Найдите! Обязательно найдите! А пока сделайте вот что. Подайте на него в суд.

– Что это даст?

– Ровным счетом ничего, кроме того, что наш противник подумает, что мы не догадываемся об истинном авторе книги.

– Хорошо. Я сегодня же дам распоряжение своим адвокатам.

Каупони подошел к бару, вделанному в стену кабинета, и налил из бутылки два бокала.

– Ваше любимое, хиоское, – сказал он, протягивая кардиналу бокал.

Кардинал отпил глоток вина и поставил бокал на стол.

– Это не все, сын мой! – в его голосе появились металлические нотки. – Как мне стало известно, ваше финансовое положение несколько пострадало в результате акций противника?

– Вынужден признать, что именно так, и я жду помощи церкви.

– Погоди, сын мой. В этой книжонке, – он кивнул на лежащую на полу растрепанную книгу, – есть небольшое сообщение о ваших будущих взаимоотношениях с церковью. Учитывая истинного автора книги, мы не можем не проявить настороженности и не потребовать дополнительных гарантий.

– Святой отец! Клянусь вам Всевышним – это самая грязная клевета! Я наипокорнейший слуга церкви, и вы это знаете!

– Увы, сын мой, пути Господа неисповедимы, а душа человеческая блуждает в потемках.

– Вы мне не верите?!

– Послушайте, Каупони. Вы деловой человек. При чем тут верите – не верите? В больших делах решающую роль играет не вера, а гарантии.

– Я вам их предоставлю, какие только вы пожелаете.

– Вот и хорошо. Мы уже продумали их на нашем совете.

– И..?

– Во-первых, вы смените резиденцию и будете руководить вашим движением из Тибета. Там, правда, не будет таких удобств, – кардинал иронически обвел взглядом кабинет, – но сносные условия мы вам обеспечим. Это первое. Во-вторых, в каждый ваш штурмовой отряд войдут наши люди в количестве, которое мы вам укажем.

– Но это уже не союз, а полное подчинение!

– Подчинение церкви, сын мой, долг каждого доброго христианина. Мне поручено передать вам, что если я встречу отказ на эти скромные и справедливые условия, то Союз церквей порывает с вами все отношения и публично об этом заявляет. Кроме того, мы потребуем назад свои вклады во все банки, контролируемые вами и вашими людьми. Я не могу гарантировать, что ваша партия после этого будет признавать вас своим вождем. А святое место, сын мой, никогда не пустует.

Каупони весь кипел от ярости. С каким удовольствием он размозжил бы голову этому попу! Однако он справился с собой и смиренно склонил голову в знак того, что принимает условия.

– Я не сомневался в вашем благоразумии, сын мой, – сказал, поднимаясь с кресла, кардинал и протягивая ему руку ладонью вниз. Каупони почтительно поцеловал ее и проводил кардинала из кабинета.

– Вызвать Бэксона! – рявкнул он секретарю в приемной.

Как только дверь за кардиналом закрылась, он уже не мог больше сдерживать распирающую его ярость. Как крыса под фонарем, заметался по кабинету. Затем вытащил из ящика стола пистолет и почти в упор выстрелил в бокал с недопитым вином кардинала. Когда заглянул испуганный секретарь, он пустил пулю и в него, но, к счастью, не попал.

– Бэксона! – заорал он. – Я сказал, Бэксона!

Бледный как полотно Бэксон предстал перед ним, подталкиваемый сзади телохранителями.

– Отпустите его, – Каупони уже успокоился.

– Садись, старина, – почти дружеским тоном пригласил он Бэксона занять кресло напротив.

Бэксон сел на краешек, готовый в любую минуту вскочить,

– Слушай меня внимательно. Ты, старый солдат движения, допустил преступную оплошность. Ее надо исправить во что бы то ни стало. Это твоя жизнь. Не исправишь – пеняй на себя. Исправишь – считай, что у тебя в кармане пост будущего главы политической полиции. Ты меня понял?

– Понял, шеф! Все сделаю, – Бэксон понял также, что уйдет сегодня живым из дворца, а это его занимало в первую очередь.

– Ищи зацепку. Хоть какую-нибудь, но найди!

Осознав, что останется жив, Бэксон уже совсем успокоился и мог думать. Он всегда отличался быстрой сообразительностью, и Каупони это ценил. Действительно, через минуту Бэксон поднял голову, и по его взгляду Каупони понял, что он уже что-то придумал.

– Есть одна зацепка, – ловил мысль Бэксон. – Но я должен отправиться во Флориду. Там живет дочь моего бывшего друга. Очень красивая девка…

– Ерунда! Если тебе нужны красивые девки, я их тебе здесь предоставлю хоть дюжину.

– Вы меня не поняли, шеф. Дело в том, что она была личным врачом этого человека в институте СС и хорошо его знает. Мне, кстати вспомнил, моя агентка сообщала, что когда она внезапно уехала из института, то этот человек искал ее и, видно, был очень взволнован.

– Может быть, он влюбился в нее? – с надеждой в голосе предположил Каупони.

– Все может быть. Я же говорил, что она очень красива.

– Ты сказал, что ее отец был твоим другом. Он что, наш? И почему был? Погиб?

– Нет, жив.

– Тогда надо его использовать, чтобы вернее повлиять на… как ее зовут?

– Эльга!

– Странное имя, но неважно. Так как насчет отца?

– Отца мы вынуждены были прооперировать. Он хотел бежать.

– Черт возьми! А она об этом знает?

– Нет. Я сообщил ей, что ее отец погиб и поручил мне перед смертью заботиться о ней. Я не собирался, конечно, заботиться, но сказал так, на всякий случай. У меня был небольшой план. Я ее хотел использовать. Ну, короче, заманить и пустить в дело. Хотя, откровенно говоря, было жалко, привык к ней. Но уж очень был зол на этого дурака и хотел, понимаете, при нем ее…

– Однако ты порядочная сволочь, – засмеялся Каупони. – Впрочем, для твоей будущей должности как раз подходит. Смотри, не упусти теперь девку!

– Я уже наводил справки. Мне сообщили, что она уехала в Россию и должна вот-вот вернуться.

– Как только нападешь на след этого человека, сам ничего не предпринимай, но срочно извести. Если меня на месте не будет, сообщишь кардиналу.

– Вы собираетесь уехать?

– Это тебя не касается! – рыкнул Каупони, мгновенно приходя в отвратительное расположение духа. Немного успокоившись, он нажал кнопку вызова секретаря.

– Выдашь Бэксону сорок тысяч наличными, – распорядился он, когда секретарь вошел.

– Смотри, – предупредил Каупони Бэксона, – если ты не выполнишь задание, я эти деньги выдеру из тебя вместе с твоими потрохами!

Кардинал между тем ехал в электромобиле, направляясь в Сан-Франциско. Через час должен быть прямой рейс в Рим. Билет уже заказан, в аэропорту его ждут спутники, с которыми он возвратится домой.

Кардинал был доволен достигнутыми результатами в переговорах с Каупони. Ясно, что этому подонку нельзя доверять. Но пока нет другой кандидатуры. "Может быть, со временем, – думал он, – я сменю Каупони на своего человека. Пока же пусть эта обезьяна делает свое дело".

Электромобиль внезапно затормозил. Кардинал отвлекся от мыслей и посмотрел из-за спины шофера на дорогу. Впереди стояла полицейская машина. К ним шли трое в форме и с автоматами в руках.

– Военная полиция, – пояснил шофер и добавил: – Что-то случилось!

Действительно, сверху послышался звук снижающегося вертолета.

– Прошу выйти из машины и предъявить документы, – строго потребовал офицер. – Кардинал Винцетти? – осведомился он, рассматривая документы.

– Да, это я.

– Прекрасно, ваше преосвященство. Я попрошу вас и вашего шофера пересесть в этот вертолет, – он указал на севшую на обочине шоссе машину.

– В чем дело? – строго спросил кардинал. – Я являюсь личным представителем Папы Римского и секретарем Всемирного Союза Церкви. Объясните, что здесь происходит?

– Успокойтесь. Вам все объяснят в полицейском участке. Прошу, – офицер довольно решительно взял кардинала под руку и повел к вертолету. Уже не церемонясь, полицейские втащили туда шофера.

– Вы обвиняетесь в изнасиловании несовершеннолетней, – сообщил ему офицер, когда вертолет поднялся в воздух.

Кардинал похолодел. Да, действительно, было такое три года назад. Но он щедро заплатил родителям восьмилетней Евы, так звали эту девчонку. Надо было дать больше! Ах, как некстати!

– В таком случае, вы должны передать меня церковным властям. По законам региона Италии, гражданином которого я являюсь, клерикалы подлежат церковному суду.

– Вы забываете, что полиция прежде всего должна провести дознание. После дознания мы передадим вас Папе Римскому. Это я вам гарантирую, – заверил офицер.

"Все-таки какие нечестные люди! Слупили с меня три тысячи кредиток и обещали не поднимать шума. Вот так и верь людям. Девчонка сама виновата, строила мне глазки во время проповеди, а затем напросилась на исповедь. Надо сказать, что родители специально толкнули ее на это! Ах, я осел. Какой осел! Надо было потребовать у них взамен денег, которые я им дал, акт экспертизы. Я тогда страшно перепугался. И все же какие нечестные, непорядочные люди…"

Между тем вертолет включил реактивные двигатели и резко увеличил скорость. Кардинал взглянул в иллюминатор. Внизу – одни вершины гор.

– Куда вы меня везете? Это же не Сан-Франциско! – испуганно вскричал он.

– Спокойно, ваше преосвященство. Везем мы вас туда, куда надо. И не шумите. Скоро будем на месте.

Действительно, через двадцать минут вертолет выключил реактивные двигатели и пошел на снижение. Он опустился на широкий плоский выступ горы.

– Вот мы и прибыли. Прошу, – пригласил офицер.

– Так вы не полиция? – еще больше испугался кардинал.

– Нет! – последовал ответ. – Мы частная фирма!





КАРДИНАЛ



– Добрый вечер, святой отец, – приветствовал Сергей кардинала, входя в бункер.

– Добрый вечер, сын мой, – ответил на приветствие кардинал, вставая с кресла. – Может быть, вы объясните мне, что это все значит?

– Это значит, что вы в плену у меня, и ваша судьба зависит от Бога, но заранее предупреждаю вас, отец мой, что она будет ужасной.

– Вы, мирянин, способны совершить насилие над слугою церкви? Берегитесь кары Господней!

– Ох, отец мой, – Сергей печально покачал головой. – Слуги церкви в своей истории совершили столько насилий над мирянами, что Господь Бог простит грешного мирянина, если он причинит ущерб его не совсем достойному слуге.

– Что вы от меня хотите? Кто вы? Если вам нужны деньги, то я вам предоставлю их, в разумном, конечно, количестве.

– Что вы! Что вы! – в ужасе замахал руками Сергей. – Чтобы я покусился на достояние святой церкви? Да за кого вы меня принимаете?

– Так что же вы, наконец, хотите от меня? – повысил голос кардинал.

– Не горячитесь, святой отец. Я буду вам задавать вопросы, а вы можете отвечать на них или нет, как вам заблагорассудится, только прошу вас пересесть в это кресло.

Он дал знак, и двое дюжих бойцов, подхватив кардинала, усадили его в кресло, которое походило на зубоврачебное. Через минуту ноги и руки кардинала были прочно фиксированы стальными обручами, на его обнаженную голову надвинули шлем с идущими от него проводами к большому ящику с экраном.

– Вы меня хотите пытать! – в страхе завизжал кардинал.

– Успокоитесь! Вам никто не сделает больно. Только вот на этом экране будут отражаться ваши воспоминания, которые одновременно мы запишем на видеопленку. Поэтому я и говорю вам, что вы можете не отвечать на мои вопросы.

Кардинал глотал воздух, не в силах произнести ни слова.

– Итак, вспомните свою последнюю встречу. с Каупони и какой разговор происходил между вами.

– Это точно? – раздался в комнате голос Каупони.

– Что СС сама себя заблокировала? – переспросил голос кардинала.

На экране появилось изображение роскошно обставленного кабинета, в кресле сидел Каупони. Самого кардинала не было видно. Очевидно, он в данный момент не синтезировал в памяти себя и фиксировал только образ собеседника.

Кардинал сделал над собой усилие, и на экране замелькали женские фигуры в безудержном канкане.

– О, кардинал! – иронически воскликнул Сергей, – если можно, мы вернемся к этой части воспоминаний потом. Я хочу узнать, откуда вам стало известно о блокаде СС?

На экране появилось лицо, при виде которого Сергей удивленно присвистнул: – Ну и ну! Вы и не представляете, какую ценную информацию вы мне сейчас выдали. Спасибо, ваше преосвященство! А теперь, если вам не трудно, уточните время переворота, ориентировочно, конечно, я понимаю, что еще не все вопросы, связанные с ним, решены. Так, спасибо. Перейдем теперь к более существенному. Вам, должно быть, известно расположение баз и подпольных заводов. Я знаю, в это не посвящен даже Каупони. Итак, кардинал, напрягите память. Нет, не надо, богослужение мы с удовольствием посмотрим потом. Что вы знаете о базах на Тибете?

"Беседа" затянулась далеко за полночь.

– Так, спасибо, кардинал. Вы скоро отдохнете. Благодарю вас за чрезвычайно ценные сведения. И еще один вопрос. Что вы хотели сделать с Папой? Он, я понимаю, не в курсе ваших дел с Каупони. Ну-ну, спасибо, я так и предполагал. Яд? Ах, нет? Тогда что? Причем тут розы? Так, понимаю, столбнячный токсин? Каким образом? Ах, вот как? Не токсин, а культура столбнячной палочки. Что ж, очень, скажу, остроумно! Ни одна судебная экспертиза не придерется. Бедный Папа! Уколол пальчик шипом розы. Что ж, всякое бывает. Я думаю, Папе будет любопытно посмотреть эти кадры. Вы не находите, святой отец? А вот это уже лишнее, кардинал! Я понимаю, что вы не питаете ко мне добрых чувств, но зачем так пугать, посылая на экран мое изображение, да еще в таком виде, прикованным к столбу и на костре инквизиции?

– Вы дьявол! Оборотень! – не в силах сдерживать себя, с ненавистью выкрикнул кардинал. Он дернулся, но стальные зажимы крепко держали его в кресле.

– Насчет дьявола вы не правы, ваше преосвященство! А вот "оборотень" – это ближе. Я действительно оборотень, если судить о тех превращениях, которые мне пришлось пережить. Я был космонавтом, затем мирно жил на прекрасном острове с женой и двумя очаровательными крошками, потом попал в концлагерь на одной. Бог знает где находящейся в необъятном космосе, планете; стал одним из вождей прекрасного племени, состарился и умер, затем вернулся на свой остров молодым и здоровым, снова сражался, на этот раз уже с вашими приятелями, где впервые услышал имя Каупони. Теперь бой продолжается здесь, на Земле, и не кончится до тех пор, пока я, оборотень, как вы изволили выразиться, не отправлю в преисподнюю всех вас вместе с вашим Каупони.

– Так это вы? – догадался кардинал.

– Да, ваш покорный слуга.

– И это ваших рук дело: зверски убитые люди, способом, который больше достоин древнего ассирийца, чем цивилизованного человека.

– Ах, вы об этом? Да. Это не мною придумано. Так, кажется, расправлялись восточные деспоты со своими соперниками. Только вместо верблюда использовали деревянный ящик.

– А потопленные суда с командами? Кто вам дал право решать и карать?! Вы сами поставили себя вне закона! Есть правосудие, которое решает и определяет степень виновности. Вы же караете всех, без разбора, не определив степени вины каждого!

– Совершенно верно, ваше преосвященство. Я беру этот грех на душу. И скажу вам почему. С вашей мафией можно бороться методами самой мафии и даже более жестокими, иначе вас не победить. В течение трех столетий вы несли смерть и ужас людям. Теперь наш черед! И пусть ужас и страх смерти будет теперь вашим уделом! Поймете ли вы, ваше преосвященство, вы, главный пособник убийц детей и еще не родившихся поколений, пособник торговцев белой смертью? Вы должны понять, что у человечества нет иного способа борьбы с вами. Оно долго терпело. Но теперь пришел конец его терпению, и оно вас уничтожит, уничтожит, как кровососущего паразита, как патогенный микроб, без малейшего колебания и жалости. Вот истина, которую вы должны усвоить.

– А вам не кажется, что вы ошибаетесь? – кардинал взял себя в руки и заговорил спокойно. – Вы надеетесь победить зло, внося в мир еще большую жестокость. Но разве весь опыт человечества не противоречит вам? Нельзя творить добро при помощи зла, ибо добро тогда само становится злом.

– Ну, это философия. Хотя должен вам возразить. Есть такое понятие, как необходимая оборона. Согласно этому юридическому понятию, жертва нападения может применить против нападающего еще более сильное оружие, чем сам нападающий. В борьбе с тем злом, которое вы несете людям, они вправе применить к вам еще более жестокие методы. Это говорит юриспруденция, то есть наука о справедливости, если пользоваться точным переводом этого слова. А справедливость не является угрозой миру, ваше преосвященство.

Что же касается вас, то после детального обследования картин, запечатленных в вашей памяти, вы и копии мнемозаписей будут переданы церкви, которую вы предали.

– Не приписывайте мне того, чего я не совершал! Я не предавал церковь! Напротив, я стремился к восстановлению ее величия!

– Вы предали саму идею церкви, идею милосердия. Таким образом, вы, в сущности, стали ее заклятым врагом, врагом церкви и самого Господа Бога, имя которого – "любовь", как учит мировая церковь. Любовь, воплощенная в милосердии церкви. Ибо Бог, как вы учите, имеет земное воплощение в самой церкви. Как же вы можете, извращая лик Божий, считать себя его служителем? Вы – антихрист, ваше преосвященство!

– Легко хулить человека, тем более закованного по рукам и ногам.

– Вот здесь я согласен с вами, но что делать? Таковы обстоятельства, и с ними надо считаться.

Сергей подозвал помощника.

– Продолжи разговор с кардиналом, затем отбери самую интересную информацию, продублируй несколько раз и позаботься, чтобы после окончания главной операции записи отослали в Ватикан Папе, в Совет церквей, во Всемирный Совет и в самые крупные телестудии с объяснениями и комментариями. Самого же кардинала отправьте потом в Ватикан.

– Прощайте, ваше преосвященство. Мы уже, наверное, с вами больше не свидимся…

Выйдя из бункера, он прошел по коридору в медицинский отсек.

– Рудольф, – обратился он к старшему врачу медицинской службы, – сразу же после окончания допроса кардинала поместить в анабиозную ванну. Надо, чтобы он дожил до передачи его в Ватикан и церковного суда. Это гарантия, что он не наложит на себя руки. Старый греховодник прекрасно понимает, что его ждет после суда. Церковь жестоко карает неудачных вероотступников…