BAZAZAVR.COM

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ 11 страница

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 119 | Загрузок: 0 | Размер:
Из посторонних один-единственный человек на планете знал, чьих рук дело разгром синдиката и кто навел ужас на торговцев наркотиками. Это был Северцев. Но он молчал. "Как Сергей заставил их давать показания?" – не раз задавался вопросом Северцев и даже себе боялся ответить на этот вопрос, хотя смутно догадывался.

Интерпол сбился с ног в поисках "частной фирмы", поставляющей регулярно в его распоряжение видеозаписи и не дающей при этом ни одного живого свидетеля.

Ужас торговцев наркотиками был настолько велик, что известный воротила в этом бизнесе, некий Фрайфельд, отсидевший по приговору суда десять лет, не захотел выходить из тюрьмы, и когда ему было отказано в дальнейшем содержании в тюрьме, тут же после выхода из нее ограбил первый попавшийся магазин и сел сразу же за это еще на пять лет.

По-видимому, тюремный телеграф был более осведомлен, чем Интерпол.

Агенты Каупони разыскали-таки в Скалистых горах заброшенную усадьбу и, как рассказали, случайно зашли в подвал. Вскоре пачка фотоснимков лежала на столе у Каупони. Может быть, впервые за свою жизнь шеф мирового подпольного бизнеса почувствовал, как ужас ледяной рукой сжимает ему сердце. Каупони велел никому не показывать снимков.

– Господа! – Каупони еле сдерживал ярость. Он оглядел сидевших. Собрались почти все руководители региональных отделений партии.

– Господа! Довожу до вашего сведения, что убытки, которые понесла наша фирма, уже достигли четырех миллиардов международных кредиток. В Пакистане паника. Мы четыре месяца не получаем оттуда ни грамма товара. И, по-видимому, получать не будем, так как посевы сожжены напалмом. Там уже десять лет ничего расти не будет. Все вы знаете, какая судьба постигла наших лучших поставщиков. Кроме того, мы потеряли около ста судов. Они исчезли бесследно вместе с командами. Потом, эта идиотская передача в эфир с показаниями Сильванио, который тоже исчез бесследно. Кто-то звонит по телефону в отделения Интерпола и сообщает точные адреса складов и фабрик переработки. Вначале мы думали, что все это работа Интерпола, но наши агенты, внедренные туда, в один голос сообщают, что это не так. Что будем делать? Кто ведет против нас войну, я вас спрашиваю? Учтите, убытки эти наносят огромный ущерб нашему движению. Если акции неизвестных нам лиц не прекратятся, мы вынуждены будем снизить темпы подготовки известного вам дела. Присутствующие здесь должны немедленно покрыть убытки из своих личных средств! И делайте, что хотите. Я должен знать, кто против нас работает?!

– Они называют себя частной фирмой, – раздался голос из зала.

– Слышал это много раз! – отмахнулся Каупони. – Я спрашиваю вас, что делать? Думайте, черт вас возьми!

– Надо вооружить суда и караваны бластерами.

– Чушь! Если это станет известно, то сами знаете, что произойдет. Это оружие мы держим пока в тайне и его нельзя пускать в дело до решающего момента.

– Может быть, войти с ними в соглашение? – робко произнес представитель Юго-Европейского филиала. – Пустить их в долю?

– А потом, когда они обнаружат себя, – уничтожить, – развил мысль представитель китайской партийной группы.

– Это идея, – согласился Каупони, – но, – продолжал он, – она пока не имеет под собой реальной почвы. Мы не знаем, кто они! И это главное! Все, кто побывал у них в руках, не вернулись, за исключением неграмотных погонщиков верблюдов. – Каупони на минуту задумался, потом повернулся к секретарю: – Вызови мне Бэксона, – тихо, чтобы никто не слышал, сказал он. Затем обратился к собравшимся партийным руководителям. – Нам надо подумать о новых способах транспортировки товара. Ясно, что авиация и большие суда отпадают. При заходе в порт их дно осматривается аквалангистами Интерпола. А снять контейнеры на ходу судна не представляется возможным. Я жду ваших предложений…

Через час гости покинули загородный дворец Каупони. А через несколько дней Сергей, сидя в снятой им вилле на берегу норвежского фиорда, рассматривал их фотографии.

– Выяснили, кто такие? – спросил он Николая, который привез ему снимки.

– Выясняют. Думаю, недели через три мы будем знать о них все, включая адреса, счета в банках и любовниц.

– После их ликвидации начнем главную операцию. Теперь ты здесь заменишь меня. Вот в этой папке карта путей транспортировки наркотиков и места их производства. Ты будешь отсюда руководить всеми отрядами. Вот тебе на первое время, – он протянул ему чек.

Николай отстранил протянутый чек.

– У нас есть еще средства, и они пополнены в результате операций. Мы захватили большое количество наличности.

– Все-таки возьми, поскольку решено увеличить численность боевых групп. Они нам скоро будут нужны при ликвидации их основных гнезд. Завтра я улетаю во Флориду. Там, – он усмехнулся чему-то своему, – меня ждет встреча с одним старым знакомым. Ты перебросишь туда, – он на минуту задумался, – третий и восьмой отряды. Как только они прибудут, пусть командиры свяжутся со мной по этому адресу, – он протянул ему листок бумаги. – Я буду там под другим именем, но они знают меня в лицо. Вот вроде и все. Да! Вот еще, очень важное. Как у тебя, получается?

– Ты знаешь, получилось! – радостно сообщил Николай. – Сначала туго шло, а затем, когда сам поверил, что могу, получилось! Я уже трем передал это.

– Надо, чтобы распространение шло быстрее. К концу года методом должны владеть все бойцы отрядов.

– Сделаем, Сергей! Я тебя понял. Если все будут владеть методом, то…

– Подожди, рано загадывать, но будем надеяться.

– Будем!

– Да, вот еще, – Николай вопросительно посмотрел на Сергея. – Почему ты приказал вырезать из копии видеозаписи, которую передавали по миланскому телевидению, все показания относительно Каупони и партии неогуманистов, оставив только то, что касалось торговли наркотиками и похищения женщин в подпольные публичные дома?

– Еще не время. Пусть Каупони думает, что нам ничего не известно об их заговоре.

– Но ведь скоро выйдет твоя книга?!

– Вот тогда и начнем действовать.

– Может быть, захватить самого Каупони?

– Во-первых, его хорошо охраняют и без шума взять его не удастся. Пока. Затем, мы еще не знаем расположения их боевых отрядов. Дело в том, что и Каупони не знает точной их дислокации. Это с его стороны разумная мера предосторожности. Он знает только руководителей региональных боевых групп. Тронув Каупони сейчас, чего нельзя будет скрыть, мы сразу же насторожим командующих группами, и они успеют сменить дислокацию, а может быть, начнут действовать самостоятельно. Тогда процесс выйдет из-под управления. Нет! Каупони пока трогать нельзя. Надо только не спускать с него глаз и фиксировать всех, с кем он встречается. Среди них могут быть и руководители боевых групп. Они-то нам и нужны в первую очередь.

– Не пойму, как, может руководитель всего движения не знать расположения боевых групп?

– Это решение руководства партии. Никто из них не знает расположения групп. Своего рода страховка от провала. Надо сказать, что они это мудро решили. Ведь первый разгром неогуманистов удалось осуществить так легко именно потому, что руководитель движения был осведомлен о расположении всех штурмовых отрядов. Теперь они учли свою ошибку.