BAZAZAVR.COM

ОХОТА С ПОДСАДНОЙ УТКОЙ

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 129 | Загрузок: 0 | Размер:
Воздушный лайнер быстро набрал высоту и взял курс на Запад. Дождавшись начала горизонтального полета, Альтерман встал со своего кресла во втором салоне и прошел в первый. Спустя минуту он вернулся и, тронув Бэксона за рукав, тихо сообщил:

– Слушай, шеф! Я видел Сюзанну! Еще в аэропорту мне показалось, что это она. Теперь я уверен, что это именно она.

– Ты что?! – всполошился Бэксон. – Она же погибла!

– Я тоже так думал, но она жива. Летит с нами в первом салоне.

Бэксон внезапно затрясся мелкой дрожью от смеха.

– Фу ты! Как меня напугал! Это не Сюзанна, а Эльга. Они, я забыл тебе сказать об этом, поразительно друг на друга похожи. Это и послужило причиной, как ты помнишь, эксцесса между Питером и Джонни. Питер принял Сюзанну за свою дочь и врезал Джонни в челюсть. Ну а потом ты сам знаешь – из-за нее он вообще свихнулся и решил бежать.

– Неужто так похожа? – недоверчиво переспросил Альтерман. – Ты не путаешь?

– Как две капли воды. Парадокс случайности. Да ты не беспокойся. Уже месяц с Эльги мои ребята не спускают глаз. Разве что не спят с ней и не провожают в туалет. Это Эльга, дочь Питера, можешь мне поверить, и она же… возлюбленная нашего Оборотня!

– Так она твоя подсадная утка?! – понял наконец игру Бэксона Альтерман.

– Ну да! Приемчик, в общем, старый, но верный. Однако погоди, – спохватился он, – мне надо позвонить шефу.

Он снял телефонную трубку на спинке переднего кресла и набрал номер секретаря Каупони.

– Это Вольф! – назвал он свое условное имя. Через несколько минут послышался голос Каупони.

– Ну, что там у тебя?

– Все о'кэй! Товар добротный, сделка состоится, но требуется наличность. Я через час во Фриско, – это значило, что Бэксон вышел на прямой след Сергея и требует помощи людьми.

– Много наличности? – поинтересовался Каупони.

– Чем больше, тем лучше. Товар может уплыть.

– Понял. Жди в аэропорту. – Каупони повесил трубку.

Спустя сорок минут после этого разговора воздушный лайнер стал резко спускаться. Небо за иллюминатором из фиолетового стало голубым, появились облака, и скоро самолет мягко коснулся бетонированной дорожки.

Аэропорт находился в сорока милях от десятимиллионного Сан-Франциско, до которого еще следовало добираться наземным транспортом.

Эльга вместе с остальными пассажирами прошла через центральный выход аэровокзала и села в скоростной автобус, идущий в город. Она не обратила внимания на то, что вместе с ней в автобус сели трое широкоплечих мужчин в одинаковых серых плащах. Оживленно между собой разговаривая, они, тем не менее, не спускали глаз с Эльги, следя за каждым ее движением.

Бэксона и Альтермана встретил в порту сам начальник личной охраны Каупони Виктор Сомов. Бэксон, который хорошо знал Сомова, заметил его еще сходя по трапу самолета. Уже то, что Каупони послал самого Сомова, говорило о многом.

Сомов внимательно разглядывал сходящих по трапу пассажиров, ища глазами Бэксона, который тем временем подошел к нему вплотную и остановился в трех шагах.

– Кого ты ищешь, Виктор? – насмешливо спросил он.

Сомов вздрогнул и пристально вгляделся в лицо обратившегося к нему бородатого пассажира.

– Ну я это! Я! Не узнаешь, что ли? – Бэксон хохотнул, довольный своей удачной гримировкой.

– А-а! – узнал его Сомов и тут же спросил. – Где она?

– Прошла вперед. Там мои ребята, – ответил Бэксон. – Ну что, поехали? Ты один?

– Со мной десять человек и три машины. Остальные во Фриско. Едем! – ответил Сомов и пошел к зданию аэровокзала.

Уже в машине, повернувшись к Бэксону, который сидел на заднем сидении вместе с Альтерманом, сообщил:

– Шеф в ярости. Недавно получили сообщение из Канады. Там разгромлена наша база, одна из самых крупных. Он велел передать тебе, чтобы ты поторопился.

– Как, в Канаде тоже?

– А где еще? – испуганно спросил Сомов.

– Моя, – коротко бросил Бэксон. – Вот, – он кивнул на Альтермана, – единственный, кто уцелел.

– Ты не шутишь?

– Какие тут, к черту, шутки?! – зло бросил Бэксон и мечтательно проговорил. – Ну, пусть только попадется он мне.

– Шеф велел брать живым, – напомнил Сомов.

– Знаю! Но это уж как придется. Выпускать его я не намерен.

– Что он, дьявол, что ли?

– Оборотень! – скрипнул зубами Бэксон.

– Ты его знаешь в лицо?

– Нет! Вот он, Альтерман, видел и то лишь один раз. Главное, не упустить его девку. Она нас выведет на него.

– Кто ее пасет?

– Надежные ребята. Они не раз были со мною в деле, но ты их не знаешь. Давай на набережную, – велел он водителю. – К ресторану "Нептун". Здесь мы должны ждать моего агента, – пояснил он Сомову, – он сообщит, где она остановилась.

Они успели пообедать, когда к их столику подсел агент Бэксона.

– Она остановилась в гостинице "Алабама", номер 308, на третьем этаже. Вам уже номера заказали. Два на том же этаже и три на втором.

– Отлично, Джон, – Бэксон положил на стол купюру и поднялся. За ним встали остальные.

Едва только Бэксон и Альтерман вошли в свой номер, как к ним постучал и вошел второй агент.

– Заказала спортивную скоростную машину на завтра, – сообщил он.

Бэксон тут же снял трубку внутреннего телефона и позвонил в номер Сомову.

– Завтра будет экскурсия.

– Понял. Я возьму с собой детей.

Бэксон повесил трубку и вопросительно посмотрел на агента. Тот кивнул.

– "Клопа" подбросили. Вот, – он протянул Бэксону маленькую коробочку с выходящим наружу наушником. Бэксон приложил его к уху и услышал голос Эльги. Она напевала песенку.

– Поет… – произнес он довольным голосом. – Поет – это хорошо. Он подержал наушник еще несколько минут и услышал шум бегущей воды из крана.

– Пошла в ванную. У вас есть еще? – спросил он агента, кивнув на коробочку с наушником.

– Три! – ответил тот.

– Слушать постоянно! Ей могут звонить.

– Ясно, шеф!

– В машину! Смотри, обязательно!

– Сделаем! Не в первый раз, – ответил агент, уходя.

– Итак, завтра, старина, – сказал Бэксон, подходя к двери в ванную комнату, куда уже успел забраться Альтерман, – ты будешь иметь возможность во второй раз увидеть своего Оборотня…

На следующий день по шоссе, соединяющем Сан-Франциско с Портлендом, на большой скорости мчался спортивный голубой электромобиль. За рулем сидела Эльга. В полмили сзади от нее двигался мощный черный бронированный лимузин, в котором находились Сомов, Бэксон, Альтерман и двое штурмовиков из личной охраны Каупони. Остальные двадцать машин следовали поодаль, не теряя друг друга из виду. Перед каждым поворотом водитель первого лимузина, следуя указаниям Сомова, переключал скрытый под панелью регулятор окраски. Автомобиль быстро из черного становился красным, из красного – зеленым, затем снова черным, а потом уже желтым. То же самое происходило с цветом других автомобилей, следующих сзади. Достигалось это весьма простым способом. Под прозрачным прочным пластиковым покрытием на металл кузова был напылен специальный химический состав, который в зависимости от подаваемого электронапряжения на кузов, менял свою окраску.

– Здесь где-то его вилла, – сообщил Бэксон Сомову. – Он ее там, наверное, ждет. Хороший мы ему свадебный подарочек преподнесем.

Он поднес наушник к уху и услышал голос Эльги. Она пела.

– Невеста поет, жених ждет, а время идет, – продекламировал Бэксон и засмеялся своей шутке.

Время действительно шло. Они были в дороге уже четыре часа.

Эльга подъехала к придорожному мотелю, пообедала, отдохнула час и снова села за руль. Выехав на трассу, ее машина сделала левый поворот и помчалась назад по направлению к Сан-Франциско.

– Ничего не понимаю! – ошеломленно пробормотал Бэксон.

– Может быть, будем брать? – спросил Сомов.

– Ты что? Зачем она нам нужна?

К вечеру они приехали назад. Эльга поставила машину на стоянку и вернулась в свой номер.

Уставший за день Бэксон буквально свалился в постель.

– Я пять минут, – пробормотал он и мгновенно заснул.

Проснулся он от резкого толчка. Открыл глаза и увидел склонившегося над ним Альтермана.

– Послушай, – он протянул ему коробочку с наушником. – Там что-то говорят.

Еще ничего не соображая, Бэксон взял наушник и приложил к уху.

– Еще немного потерпи, милая, и мы встретимся, – услышал он мужской голос. Сон мгновенно исчез.

– Я сделала все, как ты велел, – прозвучал голос Эльги.

– Ты не заметила слежки?

– Нет, все чисто. Я все время наблюдала в зеркало. За мною шли машины, но обычно, как бывает на дорогах. Ничего подозрительного я не заметила. Как там отец?

Бэксон вздрогнул и насторожился.

– Он рядом со мной, – услышал он голос Сергея. – Если хочешь, я передам ему трубку.

– Доченька! – услышал он знакомый голос Питера Лациса. – Доченька… – послышалось всхлипывание.

– Отец! Успокойся! – Эльга чуть сама не плакала. – Мы скоро увидимся!

– Эльга, слушай меня внимательно. Завтра ты поедешь в аэропорт. Возьмешь билет на утренний рейс в Лос-Анжелес. Подойдешь к трапу последней. Взойдешь на него, когда его уже вот-вот должны убрать и в самый последний момент сойдешь на землю. Если из самолета кто-то выйдет вслед за тобой, знай, что это – шпик, который тебя преследует. Тогда возвращайся в гостиницу и жди новых указаний. Если нет, возьмешь билет на Монреаль. В Монреале пересядешь на самолет, идущий в Оттаву. Там я буду тебя встречать. Ты все поняла?

– Все, Сережа! Все! Я очень хочу тебя видеть!

– Я тоже. – Разговор прервался.

– Я тоже! – повторил Бэксон. – Очень хочу тебя видеть, Сережа. Однако какая хитрая лиса. Не мешает проверить.

Он вышел из номера и спустился к портье. Было уже около часу ночи, в вестибюле гостиницы пусто. Один лишь портье сидел в своей кабине и, чтобы не заснуть, рассматривал иллюстрированный журнал.

Бэксон подошел к окошку и положил перед портье пару крупных купюр. Тот отложил журнал и вопросительно посмотрел на Бэксона.

– Откуда был звонок в 308-й номер? – спросил Бэксон.

– Мы таких сведений не даем, – ответил портье, не прикасаясь к купюрам.

Бэксон крякнул с досады и вытащил еще две таких же. Портье смахнул деньги в ящик стола и тихо сообщил: – Из Сантьяго.

– Откуда? – опешил Бэксон.

– Я говорю, из Сантьяго. Мы можем проверить. – Он набрал номер 308 на телефонном компьютере, и на дисплее засветилась надпись: № 308, 0 часов 15 минут, Сантьяго, Чили, длительность разговора – 4 минуты.

– Спасибо… – пробормотал Бэксон, отходя от окошка. Когда он ступил на первые ступеньки лестницы, в кабине портье зазвонил внутренний телефон. Сам не зная почему, Бэксон остановился и прислушался.

– Да, мисс! Хорошо, мисс! – говорил в трубку портье. – Сейчас выясню, – он нажал кнопку компьютера и, прочитав информацию на дисплее, сообщил: – Прямой рейс только послезавтра, но вы можете вылететь и завтра через Боготу. Да! Будет исполнено! – Портье повесил трубку и, заметив стоящего вблизи Бэксона, сделал ему знак подойти.

– Звонили из 308-го номера, – сообщил он и выжидательно посмотрел на него.

Бэксон полез в карман и вытащил еще две кредитки.

– Заказан билет на прямой рейс в Сантьяго, – сообщил он.

– Когда завтра рейс через Боготу? – быстро спросил Бэксон.

– В семь утра. Если хотите…

Но Бэксон его уже не слушал. Он почти вбежал вверх по лестнице на второй этаж и постучал в номер Сомову.

– Быстро одевайся!

– Что случилось?

– Надо срочно переправить твоих ребят в Сантьяго, через Боготу. Рейс в семь утра.

– Ничего не понимаю, почему в Сантьяго, да еще через Боготу? Объясни толком.

Бэксон пересказал ему разговор с портье.

– Вот оно что! – присвистнул Сомов. – Ты думаешь, нас раскрыли?

– Не могу сказать точно. Это скорее тройная страховка. Ясно, что Эльга все знает. Отец ее жив и все ей рассказал. Что он в Сантьяго – это вполне логично. Недавно в Южной Америке была разгромлена моя база. Он там! Это точно!

– Как мы переправим туда оружие? Самолетом невозможно. Постой, – Сомов поднялся с постели и стал одеваться. – Я сейчас позвоню шефу, и он даст команду местной партийной организации встретить наших ребят и снабдить их оружием.

Он набрал номер секретаря Каупони.

– Кто это? – удивленно спросил он. – Это ты, Сайрес? Не узнал. Что? Простыл? Ладно, соедини с шефом. Как в отъезде? С кем? С кардиналом? Понятно! Когда будет? Ага, завтра. Что? К вечеру. Ладно, послушай, Сайрес, ты можешь это сделать сам. Соединись с нашими в Сантьяго. Скажи им, что завтра рейсом через Боготу прибудут мои ребята. Их надо встретить и снабдить всем необходимым. Ты меня понял? Ну, отлично. Привет. – Сомов положил трубку. – Итак, сейчас поднимем моих мальчиков и отправим в аэропорт. А мы?

– Мы, то есть я, ты, Альтерман и два моих агента будем сопровождать объект до места встречи.

– Все! Заметано. Иду поднимать своих.

Через день в аэропорту они со злорадством наблюдали, как Эльга тщательно выполняла инструкции, полученные ею по телефону. Она действительно последней поднялась по трапу самолета, но задержалась в дверях, и когда трап уже начали убирать, спрыгнула на него, что-то крикнув ошеломленной стюардессе. Затем Эльга отправилась в кассу и взяла билет на рейс в Монреаль.

Однако когда в девять утра была объявлена посадка на самолет, идущий этим рейсом, поднялась и вышла из здания аэровокзала.

– Ясно, – сказал Сомов. – Хороши бы мы были, если б отправили ребят в Монреаль.

– Есть еще время, пойдем в бар, пропустим по стаканчику, – предложил Бэксон.

– А она?

– Уже никуда не денется. Впрочем, Ник за нею присмотрит. – Он подозвал агента и дал ему распоряжения. – Мы будем в баре, наверху, – предупредил он.

Сомов с наслаждением выпил стаканчик виски и заказал еще порцию.

– Мне порядком надоела эта история, – обратился он к Бэксону. – Вот уже четвертый день пасем козочку. Сколько можно?

– Уже скоро. Я… – начал было Бэксон, но не успел закончить фразы, как в бар буквально ворвался его агент.

– Скорее! Она уехала!

– Как! Куда?

– Села в стоящую возле тротуара машину, красный спортивный ягуар, и укатила.

– А Ник? – спросил Бэксон, уже сбегая вниз по лестнице.

– Вскочил в первую попавшуюся машину – и за ней.

– У него есть передатчик?

– Кажется… Точно не знаю, но вроде должен быть.

– Скорее в машину! – крикнул Сомов, подбегая к оставленному на стоянке лимузину.

– Ты хоть заметил, в какую сторону она уехала?

– По северной дороге.

– Вперед!

– Шеф! Шеф! – заговорил приемник. – Я ее вижу.

– Где ты? – крикнул в микрофон Бэксон.

– Похоже, она едет по прошлому маршруту. Увеличила скорость. Я отстаю, шеф!

– Мы тебя сейчас догоним, старайся не выпускать ее из виду. Там дальше есть съезды с шоссе?

– Миль сорок – ни одного.

– Этого достаточно!

– Ну, что ты на это скажешь? – тронул он рукою сидящего впереди Сомова.

– Скажу, что твой Оборотень оказался значительно умнее, чем мы предполагали.

Машина мчалась на предельной скорости. Встречные электромобили шарахались от нее в сторону.

– Не нарваться бы на авиоавтоинспекцию, – высказал опасение Альтерман.

Ему никто не ответил.

Минут через десять они догнали Ника. Тот быстро вскочил в открытую дверцу, и они помчались дальше. Вскоре впереди стал виден красный "ягуар".

– Теперь можно тише, – распорядился Сомов. – Не ушла пташка.

"Ягуар" доехал до пересечения дорог и, почти не сбавляя скорости, свернул на дорогу, идущую на восток, в сторону горного хребта.

– К нему помчалась! Она мне раньше сказала, что у него где-то вилла в горах.

Дорога пошла теперь круче. Вскоре Эльга свернула на еще более узкую дорогу и поехала по ней, не снижая скорости, напротив, она ее увеличила, словно хотела оторваться от преследователей.

– Давай, жми! – распорядился Сомов.

Дорога стала петлять и все больше подниматься в горы.

– Надо сократить расстояние, а то из-за поворотов теряем ее из виду.

Встречных машин не было, и водитель прибавил обороты, сократив расстояние между ними и уходящим "ягуаром" до минимума.

– Осторожно! Масло! – взревел Сомов, но было уже поздно. Багажник "ягуара" раскрылся, и из него на асфальт полилась густая масса. Скрипнули тормоза, машина раза два повернулась вокруг своей оси и сорвалась в обрыв. Несколько раз кувыркнулась на крутом склоне и застыла внизу вверх колесами.





ВТОРАЯ ВСТРЕЧА



Бэксон уже час как пришел в себя и пытался разобраться, где он находится. Он лежал на кровати в небольшой комнате, по-видимому, больничной палате. Странно, что в комнате не было окон. Мягкий свет шел с потолка. Левая рука и правая нога Бэксона были в гипсе. Нога приподнята вверх градусов на тридцать. Он чувствовал, что ступня чем-то зажата. От зажима отходил стальной тросик, перекинутый через блок, к концу его прикреплен груз. То же самое было с левой рукой.

Очевидно, после аварии его в бессознательном состоянии доставили в госпиталь с переломами конечностей, наложили гипсовые повязки и поставили на вытяжение.

"Так влипнуть! Живы ли остальные? Впрочем, это уже не важно. Эльга провела меня, как зеленого стажера. Эх, Бэксон, Бэксон, это конец всему: и твоей карьере, и, может быть, твоей бурной жизни. Каупони не простит тебе этого. А впрочем, теперь Каупони будет не до него. По всему видно, что удары, которые нанес нам Оборотень, надолго выбьют Движение из намеченного графика. Все придется начинать почти с нуля. Создавать новые штурмовые отряды, новые подпольные заводы. На это уйдет вся жизнь. Нет! Надо выходить из игры. Сменить имя, место жительства. Уехать, скажем, в Японию, а еще лучше в Корею или на Филиппины. Денег хватит на оставшуюся жизнь…

Нет! Ты просто раскис, Бэксон. Стыдись, старый боец. Рано списывать себя в архив. Именно сейчас, после такого разгрома, Каупони понадобятся опытные и верные люди. Он вынужден будет беречь кадры, которых осталось немного. Ничего! Мы еще поборемся. Пусть Оборотень думает, что я погиб. Это хорошо. Место его гнезда я приблизительно знаю. Надо дать о себе весть Каупони. Конечно, тот будет в ярости. Но ничего, переживет. Черт возьми! Как не кстати эти переломы. Сколько надо лежать? Месяц? Два? В моем возрасте они срастутся не скоро. Что-то мне говорил Альтерман по этому поводу? Какая-то электростимуляция ускоряет сращивание. Да! Точно! Вспомнил, у нас в поселке был такой случай, когда один из штурмовиков сломал себе ногу. Альтерман его вылечил за две недели."

Тихо, без скрипа отворилась дверь, в палату вошел высокий человек в светло-зеленом халате и такой же шапочке. Он подошел к Бэксону и, заметив: что тот очнулся, приветливо кивнул головой и участливо спросил:

– Ну, как мы себя чувствуем?

– Вы доктор?

– Да. Это я вас вчера складывал. У вас очень сложный открытый перелом. Пришлось удалить много осколков кости. Боюсь, что правая нога теперь будет короче левой. Остальных, – предупредил он вопрос Бэксона, – спасти не удалось. Вам повезло, что вы сидели справа и сзади. Это самое безопасное место в машине, когда она летит с обрыва вверх колесами.

– Где я нахожусь?

– Это госпиталь одной частной фирмы.

– Мне надо позвонить по телефону.

– Это можно сделать, но попозже. Сейчас вас покормят. Немного бульона вам не повредит.

Он нажал кнопку на пульте возле кровати, и минуты через три вошла миловидная девушка в таком же зеленом халате и принесла чашку бульона и пару тонких белых сухариков. Она села на стул возле кровати и принялась кормить Бэксона из чайной ложечки.

Прошло три дня. Бэксон чувствовал себя все лучше. Он раза четыре звонил секретарю Каупони, но абонент почему-то не отвечал.

– Это бывает, – сказал ему доктор, когда он пожаловался на плохую связь. – Здесь, в горах, связь часто барахлит. Кстати, к вам посетитель, вернее, посетительница.

– Кто это? – удивился Бэксон.

– Это я, дядя Бэксон, – сказала, входя в палату, Эльга.

Доктор, как только она вошла, удалился.

– Ты?! Ты давно здесь? – невольно вырвалось у Бэксона. Он сделал резкое движение и вскрикнул от боли.

– Лежите смирно, – строго предупредила она его. – А то переломы не срастутся. Да! Я давно здесь. Уже почти месяц.

– Как месяц? Ничего не понимаю! Кто же тогда…

– Ах, вы об этом? – в голосе ее послышалась издевка. – Вы хотите знать, за кем вы гнались, начиная с Флориды? За Сюзанной. Я же, после вашего визита, уехала с Сергеем сюда. Между прочим, там, во Флориде, с вами встретилась не я, а Сюзанна.

Бэксон закрыл глаза и постарался взять себя в руки. Он понимал, что влип и теперь находится в руках своих врагов. Но позволить себя морочить он не может. Проигрывать надо с достоинством. Он открыл глаза и спокойно, как ему показалось, заговорил:

– Все ясно, Эльга. Я проиграл, но не надо меня разыгрывать. Сюзанна, была такая девушка, но она погибла в сельве. Она действительно похожа на тебя, но не настолько, чтобы я вас спутал.

– Я жива, как видите, – сказала вторая Эльга, входя в палату.

Вслед за Сюзанной в палату вошел высокий человек лет тридцати, темноволосый, с правильными чертами лица и с серыми, стального оттенка, глазами.

– Как видите, Бэксон, сходство действительно поразительное. Я сам попался на эту удочку и когда приехал к Эльге, то принял за нее Сюзанну. Мы были незнакомы. Произошла сцена, которая сейчас мне кажется комичной, а тогда чуть не разорвала сердце. Сюзанна, естественно, сказала, что не знает меня, и я, униженный и оскорбленный, хотел уйти и забыть навсегда свою Эльгу. Я бы и ушел, и все последующие события развивались бы иначе, если бы в это время не появилась Эльга, которая услышала мой голос в холле. Но это вам не интересно…

– Так вы… Сергей? – внутренне похолодев, выдавил из себя Бэксон.

– Да, так меня назвали мои родители. Среди вас я известен под кличкой "Оборотень". В некоторой степени это имя подобрано удачно.

– Что вы от меня хотите?

– От вас? Ровным счетом ничего. Вы сыграли свою роль и сыграли, должен признать, отлично. Я вами весьма доволен!

– Вы мною довольны?!

– И очень, Бэксон! Настолько, что решил сохранить вам жизнь. До суда, конечно. Кроме того, вы мне симпатичны даже. Вы не знаете, но мы с вами встречались раньше и вели дружеские беседы. Я вам даже сделал подарок: прекрасные рога оленя, которые вам так понравились. Потом мы с вами рассорились. Очень крупно! И вот теперь конец всему: и дружбе, и ссоре.

– Я ровным счетом ничего не понимаю. Это какой-то бред. Я вас вижу первый раз.

– Правильно, Бэксон. Вы – первый раз. Но не будем об этом. Поговорим лучше о делах недавних, если вы не утомились, конечно.

– Как вы меня раскрыли? Понимаете, это вопрос профессиональной чести разведчика!

– Понимаю вас. Что же, охотно расскажу. Я говорил вам, что прекрасно вас знал. Это первое. Второе: когда вы позвонили Эльге из Майами, я был у нее с небольшой группой своих бойцов, которые охраняли виллу. Эльга боялась, что не выдержит разговора с вами, так как из рассказа Сюзанны, которая к ней приехала за месяц до вашего звонка, знала историю своего отца. Она не знала только, что вы его оставили жить, предварительно психически искалечив. Это выяснилось после разгрома вашей базы, место расположения которой указала Сюзанна. Поэтому мы решили, что вас встретит Сюзанна. Во время этой встречи мы с Эльгой находились на втором этаже вашего дома, а мои ребята зафиксировали ваших агентов.

– Так почему же вы тогда еще меня не взяли? К чему была затеяна вся эта комедия с полетами в Сан-Франциско и автомобильными гонками?

– Терпение, Бэксон. Охотно вам все объясню. Вы, очевидно, переоцениваете свое значение. Ваша личность интересовала меня мало, если не считать сентиментальных воспоминаний о прошлой встрече.

– Вы опять об этом. Я же говорил вам, что вижу вас впервые.

– Хорошо, Бэксон, не буду, не волнуйтесь, пожалуйста. Так вот, – продолжал Сергей, – из беседы с кардиналом Винцетти…

– Как? Кардиналом?

– Да, с кардиналом. Он, кстати, находится сейчас здесь на отдыхе. Так вот, о чем я? Если вы меня будете перебивать, то я никогда не закончу…

– Вы говорили, что что-то узнали из беседы с кардиналом, – напомнил Бэксон.

– Благодарю! Да, из беседы с ним я понял, что Каупони задался целью поймать меня. Роль кошки, которая ловит мышку, то есть меня, будете играть вы, как наиболее опытный агент и разведчик Каупони. Тогда возникла идея использовать вас как подсадную утку. Мне требовалось выманить охрану из дворца Каупони. При аресте Каупони нам не хотелось поднимать большого шума и рисковать людьми. Одно дело – забросать ракетами с усыпляющим газом базу в глухой сельве, другое – брать штурмом дворец в относительно населенной местности.

– Так вы взяли самого Каупони? Невероятно!

– Почему же? Он отдыхает сейчас тоже здесь, рядом с кардиналом. Мы сняли с него мнемограммы и скоро вместе с его духовным наставником передадим властям.

– И он не воспользовался подводной лодкой?

– Ах, вы об этом! Пытался. Кстати, мы его взяли без шума именно в тот момент, когда он выходил из шлюза. Сведения о лодке нам любезно предоставил его высокопреосвященство. И знаете, кто принимал непосредственное участие в поимке Каупони? Ваш Рональд, которого вы так отлично рекомендовали в свое время Сомову, начальнику охраны Каупони. Хороший, между прочим, парень. Я рад, что сохранил ему тогда жизнь.

– Это конец! – прошептал едва слышно Бэксон и закрыл глаза.

Когда он их снова открыл, в палате никого не было.





АРЕСТ



– Итак, ты считаешь, что надо распустить боевые отряды и каждому заняться собственным делом? – Николай был явно недоволен решением командира и все больше и больше хмурился. По мере того, как Сергей излагал ему свои соображения.

Они стояли на отвесном берегу. Несмотря на июль, было довольно прохладно, и оба перед прогулкой надели толстые шерстяные свитеры. Воды фиорда, защищенные со всех сторон отвесными скалами, тихо поблескивали в косых лучах солнца. Здесь же, наверху, дул сильный западный ветер.

Сергей жил на своей вилле уже второй месяц. Он приехал сюда, когда посчитал, что операция по ликвидации Движения неогуманистов завершена. Сюзанна осталась в горах Калифорнии присматривать, как она сказала, за отцом Эльги. Сергею было искренне жаль эту, так похожую на его жену, девушку. Он понимал, какие противоречивые чувства теснятся в ее сердце. Лацис спас ее и, возможно, она действительно полюбила его тогда, в глухой сельве. Во всяком случае, он был для нее первым мужчиной, к которому она не испытывала отвращения и ненависти. Может быть, отсутствие этих чувств и принималось ею за любовь. Не испытав любви, женщина может принять за нее чувство благодарности. Но тогда, в сельве, Лацис был другим. Он был смел и предприимчив. Эта смелость и решительность в действиях как бы маскировали разницу в возрасте. Теперь же он превратился в плаксивого старика, готового пролить слезу по любому поводу. К этому прибавилась крайняя подозрительность, внушенная сознанием собственной неполноценности. Приступы подозрительности и ревности заканчивались упреками и горькими рыданиями. Сергей заметил, что сама Эльга, вначале не отходившая ни на шаг от отца, потом стала избегать его общества. Единственное, что могло прекратить эти бесконечные упреки и причитания, был строгий окрик, после чего Лацис покорно замолкал и принимался за дело. Эльга придумала для него занятие: вязание. Свитеры, которые сейчас согревали Сергея и Николая, связаны отцом Эльги.

– Ты не считаешь, что необходимо сохранить наши отряды, как боевую силу, на тот случай, если Движение неогуманистов снова возродится или появится новая подобная фашистская организация? Общество должно себя застраховать от повторения подобного.

– Вот именно, Николай. Вот именно, должно застраховать! – повторил Сергей. – Но длительное существование нелегальной боевой организации и является опасностью для демократического общества. Любая подобная организация может легко переродиться со временем в экстремистскую партию. Любого толка.

– Тебе не кажется, что ты оскорбляешь своих друзей и соратников, которые ежедневно рисковали своими жизнями именно чтобы разгромить фашизм в самом его зарождении?

– Ох, Николай! Пойми, что время не только лечит, но и калечит.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что если сохранить нашу организацию, то со временем в нее вольются новые люди, возникнут новые идеи. Оружие делается для того, чтобы оно стреляло. Организация – для того, чтобы она действовала. Когда есть реальная и полезная цель, организация полезна. Если нет цели, неизбежно начинаются процессы деградации. Нельзя создавать организацию ради организации. Какая бы ни была благородной организация, если теряется реальная и полезная для общества цель, или эта цель создается надуманно, то есть цель не отвечает реальным потребностям общества, организация деградирует и в конце концов становится вредной для общества. Этот закон справедлив для любой организации. В лучшем случае она превращается в паразитирующую группу или прослойку общества, в худшем – заводит его в тупик или толкает на авантюру. Наше человеческое общество давно поняло это и поэтому больше не создает постоянной исполнительной власти, а только временные комиссии, которые самораспускаются, как только цель достигнута. Это оптимальная организация общества, исключающая захват власти насилием. Создание политических партий и военизированных организаций в таком обществе было бы крупным шагом назад в его развитии.

– Однако такое общество, как показали события последних лет, не жизнеспособно и может быть легко подчинено себе экстремистской группой, вроде неогуманистов. Да и наш опыт опровергает твои доводы.

– Напротив, наш опыт как раз их и подтверждает. Общество нашло в себе силы создать такую эффективно действующую комиссию, которая и задавила фашизм в самый критический период его зарождения.

– Что за комиссия?

– А мы сами? Разве мы не члены этого общества, не часть его, или ты считаешь нас марсианами? – Сергей весело рассмеялся, видя смущенное лицо Николая, и дружески обнял его за плечи.

– Брось, Коля, мучить себя. Я понимаю, тебе жалко расставаться с друзьями. Но разве это обязательно? Разве мы не сможем встречаться как и раньше, но уже за дружеским столом, а не в засадах; в тепле и в комфорте, а не у костра на горном перевале, в Гималаях или среди туч москитов в сельве?

– Будет скучно, – улыбнулся Николай.

– Не будет! В нашем мире еще ох сколько разных неотложных дел, которые требуют и рук, и умения, и крепкой дружбы. Надо только, чтобы эти дела соответствовали интересам человечества, а не шли с ними вразрез.

– Так о чем же я тебе толкую! Именно о том, что надо найти такое стоящее дело, которое мы могли бы творить вместе, не теряя связи между собой!

– А мы его уже начали и скажу тебе, что это дело не менее важное, чем разгром банд Каупони.

– Начали? Когда? Ты от меня скрыл?

– Ничего я от тебя не скрывал, ты сам один из первых приступил к выполнению чрезвычайно важного плана, который должен изменить весь ход истории человечества. И этот план выполняется успешно.

– Ничего не понимаю. Какой план? Когда он стал выполняться?

– Ты разве забыл, как я передал тебе подарок старого Дука? Скольким ты передал его?

– Ты об этом?!

– Ну конечно! По моим подсчетам свойства элиан уже переданы тысячам. Ты, например, передал его всем командирам групп. Не так ли?

Николай кивнул головой.

– Каждый из командиров передал своим бойцам?

Николай снова кивнул.

– Те передали другим, своим близким, знакомым, всем, кто его смог воспринять.

– Не все это могут.

– Знаю. Это так и должно быть! Далее, я передал его Эльге, а затем Сюзанне. Они уже передали его по крайней мере двум, а то и трем десяткам других женщин. Началась цепная реакция, которую уже нельзя остановить. Когда эта реакция охватит всех способных к восприятию дара далекой, неизвестно где затерявшейся в просторах Космоса, планеты, уже ничто не сможет толкнуть человечество на путь насилия, на путь установления диктатур любых окрасок. Люди с черными лицами легко будут распознаваться остальными и останутся в изоляции. Теперь ты понимаешь, что мы совершили?

– Биологическую революцию?

– Которая неизбежно приводит к нравственной революции, революции духа, – закончил его мысль Сергей. – Эта революция навсегда исключит из жизни общества обман, насилие, подлость, равнодушие, паразитизм и иждивенчество, разобщенность и взаимонепонимание. И эта революция абсолютно бескровная!

– Добавь еще и то, что в ней участвует все население планеты, – подхватил Николай. – Что же ты раньше молчал?! – он шутливо стукнул Сергея кулаком в грудь.

– Я думал, ты сам понял, с самого начала, – ответил Сергей и, заметив приближающуюся к ним группу людей, приветливо помахал им рукой.

– Вот и наши, не дождались.

– Чего? – сделал вид, что не понял Сергея Николай.

– Ты думаешь, я не догадался, что тебе поручили со мною поговорить, чтобы я не распускал отряды? Теперь они не выдержали и спешат узнать, чем закончились наши переговоры. Пошли к ним навстречу, – предложил он. – Пора обедать. Эльга обещала угостить нас национальной латвийской кухней. За обедом и поговорим.

Эльга, как всегда, встретила их с ворохом свежих газет в руках. Она каждый день ездила в ближайший поселок и привозила свежую прессу.

– Ты только взгляни, что делается в мире. Какой шум! – она начала читать заголовки заметок и статей. – Вот… "Каупони приговорен к высшей мере наказания – расстрелу!" "Кардинал Винцетти лишен духовного сана и осужден на пожизненное заключение". "Роспуск Союза Церквей. Выступление Папы". "Арестовано свыше ста тысяч человек, связанных с торговлей наркотиками и подпольным бизнесом"… "Уничтожены огромные склады оружия"… "Арест члена Всемирного Совета". "Шпионы Каупони в институте СС" и так далее… А вот страшная статья "Триста тысяч искалеченных мозговыми операциями". Неужели их так много? – вопрос этот относился к Сергею, и тот кивнул в подтверждение.

– Вот такую судьбу неогуманисты готовили большей части населения!

– Послушайте! – Эльга торжественно окинула всех взглядом, – вам не кажется, что человечество должно вас хорошо отблагодарить?

Воцарилось молчание. Мужчины переглянулись. Молчание нарушил Владимир Олянский, отличавшийся скептическим характером. Он был сам родом из Пскова и командовал группой бойцов, в которую входили исключительно русские и при этом из северных регионов.

– Из всех существ, – мрачно сказал он, – человечество всегда было самым неблагодарным. Оно награждало своих героев посмертно, при жизни же предпочитало наказывать их. Галилей, Бруно, Сервет, Линкольн, Сократ, да всех не перечислишь…

– Ну, это когда было! – возразил один из командиров.

– Ты думаешь, что с тех пор человечество поумнело? Я очень в этом сомневаюсь. Человечество, как старая проститутка, любит тех, кто его насилует. Оно помнит, а порой и чтит Македонского, Чингиз-Хана, Тамерлана, Гитлера, Сталина, Мао Дзе Дуна и чуть-чуть не превознесло Каупони, не помешай мы ему. Так что, не ждите, братцы мои, благодарности, а лучше сматывайте отсюда удочки и никому не признавайтесь, что это вы угробили Каупони и его шайку. Вот увидите, нас еще будут упрекать за то, что мы это сделали.

– С чего это на тебя нашло? – удивился Николай.

– Так, предчувствие, – ответил Владимир.

– Да бросьте вы это! – возмутилась Эльга. – Прошу всех к столу, – пригласила она друзей в столовую, где уже был накрыт большой длинный стол. Стали усаживаться. Однако лица не выражали обычного в таких случаях веселья. Пророчество Олянского испортило всем настроение.

– Ну что? Может быть, выпьем? – предложил Николай, вставая и беря со стола бутылку коньяка. – Трофейная, – сообщил он, рассматривая этикетку. – Из запасов блаженной памяти Каупони. – Все рассмеялись.

Постепенно лица разгладились, и за столом полилась оживленная беседа. Обсуждался вопрос о быстроте распространения свойства элиан на население Земли. Владимир, который, кроме скептицизма, отличался еще незаурядными математическими способностями, быстро подсчитал, что для охвата всех способных воспринимать элианский дар потребуется максимум семь-восемь лет. Сергей прикинул в уме и согласился с выводами Владимира.

Их беседу прервал нарастающий шум винтов приближающихся к вилле вертолетов. Все вскочили из-за стола и выбежали наружу.

Штук сорок, не меньше, вертолетов окружили виллу со всех сторон и стали снижаться.

– Что бы это значило? – удивленно спросил Николай.

– Человечество прибыло сюда, чтобы изъявить благодарность, – мрачно ответил на его вопрос Владимир.

– Я серьезно! – рассердился Николай.

– А я не менее серьезно отвечаю. Ребята, – крикнул он, – к оружию!

– Стоите! – закричал Сергей. – Остановитесь! – но все уже кинулись в дом и появились, держа в руках бластеры.

Вертолеты между тем сели, образуя замкнутый вокруг виллы круг. От одного из них отделилась группа из трех человек и направилась к вилле. Не доходя шагов сорок, они остановились. Вперед вышел молодой офицер и, пройдя еще десять шагов, громко обратился к стоящему впереди Сергею.

– Сергей Владимирович! По поручению Всемирного Совета я должен доставить вас и ваших людей в Осло, откуда вас переправят в Женеву. Я призываю вас проявить благоразумие!

– Вот и дождались… благодарности… мать вашу за ногу, – зло выругался кто-то сзади.

– Сергей! – рванулся вперед Николай. – Разреши, мы сейчас разнесем этих сопляков в пух, в прах и в мамину душу! Пять минут и…

– Назад! – заорал Сергей. – Сложить оружие! Я приказываю! Воцарилась тишина. Никто не проронил ни слова. Молчал и офицер, и стоящие за ним полицейские из Интерпола. Слышно было дыхание застывших на месте людей.

– Эх, Сергей, – вздохнул, нарушив тишину Николай. – Ты делаешь ошибку, но ты командир наш, и мы тебе подчиняемся. – Он взял бластер за ствол и с силой ударил его прикладом о каменистую почву. Оружие разлетелось на части. Его примеру последовали другие.

– Мы готовы следовать за вами! – крикнул Сергей офицеру и пошел к нему навстречу.

По дороге его догнала Эльга.

– Ты зачем здесь? – недовольно спросил он.

– Я с тобой!

– Простите меня, мадам, – офицер вежливо взял под козырек, – но в отношении вас у меня нет никаких распоряжений. Вы свободны.

– Я поеду со своим мужем! – решительно заявила Эльга.

– Ну, как вам будет угодно. Но, повторяю, вы не арестованы и в любое время можете уйти.

Они были уже у вертолетов, как вдруг раздался усиленный мегафоном голос Владимира:

– Сергей, я остаюсь! Если что, помни, я приду на помощь. Ошеломленные полицейские сначала застыли на месте, вертя во все стороны головами, не понимая, откуда голос, потом, сообразив, что источник его находится на башне виллы, построенной в виде миниатюрного средневекового замка, бросились было по направлению к ней, с явным намерением взять говорившее под стражу. В ответ с башни раздался хохот.

– Эй, вы, мышиные гусары! – крикнул Владимир, намекая на цвет формы полицейских. – Учтите, у меня здесь магнитно-лазерная пушка, снятая со знаменитой подлодки Каупони. Если вы посмеете сделать еще несколько шагов, я вас и вашу сранную технику мигом превращу в груду пепла!

В подтверждение сказанного возле одного поодаль стоящего вертолета появилась ослепительная вспышка, превращая камень в стекловидный раскаленный сплав.

– Этот вертолет, – крикнул Владимир, – убедительно прошу оставить на месте. Остальные могут убираться. Ну! Я жду! – еще одна вспышка – и за вертолетами вспыхнула сосна.

– Поторопитесь, – спокойно сказал Сергей офицеру. – Я его знаю очень хорошо, Если он что обещает, то обязательно выполняет точно и в срок.

– Но я получил приказ.

– Не будьте идиотом! Делайте, что я вам говорю и побыстрее!

– Вы это серьезно? – растерянно спросил офицер.

– Более, чем когда-либо. – И видя, что тот молчит, не решаясь отдать приказ, сам крикнул стоящим возле вертолетов полицейским и своим друзьям: – По машинам!

Вертолеты поднялись в воздух. Вскоре Сергей увидел в иллюминатор, как от земли оторвался оставшийся летательный аппарат. Он завис на минуту над виллой, и из него вырвался тонкий луч, мгновенно превративший виллу в груду пепла. Вертолет поднялся выше и взял курс на восток.

Зачем он это сделал? – подумал Сергей и тут же понял. – Сейф со списками бойцов отрядов и картами их дислокации! Как бы он не наломал дров!

После Николая Владимир был самым способным из его командиров. Он отличался, пожалуй, еще большей решительностью и точностью расчета. Именно с ним и его отрядом Сергей разгромил лагерь на берегу Куари. Владимир самостоятельно ликвидировал крупную базу в Гималаях, он же блестяще провел операцию по захвату кардинала и самого Каупони. Кроме того, он был самым молодым из близкого окружения Сергея. Этим летом ему исполнилось всего лишь двадцать лет. Знал Сергей и другое. Олянский – фамилия матери Владимира. Фамилию отца он почему-то скрывал от всех. Внешне он чем-то напоминал Сергею его самого. Такой же высокий, сходные черты лица. Почему-то Сергей чувствовал к нему особое расположение и часто в бою старался, чтобы Владимир не подвергал себя лишнему риску. Но тот, напротив, лез всегда в самое пекло. Иногда, Сергей ловил себя на мысли, что смотрит на Владимира глазами отца, испытывая такую же тревогу за него, как обычно испытывает отец, видя, что сын рискует собой. Сын… Где-то сейчас его единственный сын, там, далеко и близко. Он оставил его совсем маленьким. Последнее, что врезалось в память, это как он спускался с ним по карнизу их дома на острове, прижав к своему плечу его заплаканное личико. И еще одна картина вспомнилась: Вовка сидит впереди него на лошади в их последней поездке к отрогам горы Франклина. Он тогда весело бил пухлыми ручонками по гриве лошади, погоняя ее. Сыновья… Сколько их было у него, и все они остались там, вне реальности. Как он надеялся, что Эльга родит ему сына. Настоящего!

Он положил руку на плечо сидящей рядом жены и нежно прижал ее к себе.

– Что теперь будет, Сережа? – жалобно спросила она.

– Поживем – увидим, – тихо ответил он, продолжая думать о своем.

Она услышала его мысли. Обычно они никогда не прибегали к открывшимся возможностям слышать мысли друг друга, но на этот раз Эльга не выдержала.

– У нас будет сын, Сережа, – прошептала она ему. – Я тебе давно хотела сказать об этом.

– Ты знаешь, что сын?

– Естественно! Ты разве забыл?

– Ах, да!

Сообщение Эльги как бы сняло с души тяжелый камень. "Сын! У меня будет сын!"

– Будет! – повторила Эльга, уже не скрывая, что слушает его думы.