BAZAZAVR.COM

Реформация - сигнал к началу

Учебные материалы на русском языке

Учебные работы для студентов и учеников

Просмотров: 111 | Загрузок: 0 | Размер:
Восстановления церкви

В начале шестнадцатого века произошла своего рода ре­волюция, охватившая весь мир и положившая начало серь­езному восстановлению церкви. Этот про­цесс про­дол­жается до сегодняшнего дня и будет про­дол­жаться до того времени, пока Бог полностью не вос­ста­новит все, что необходимо восстановить, и Божья церковь ста­нет тем, чем она должна быть. Это событие произошло в начале 1500-х годов и вошло в историю под наз­ва­ни­ем, «Реформация».

Реформация, полностью перевернувшая тогдашний цер­ковный и светский мир, восходит к взаимо­отно­ше­ни­ям с Бо­гом вначале одного единственного человека. Его имя - Мар­тин Лютер (1483-1546). Глядя на него с рас­стояния почти в пятьсот лет, легко видеть его не­дос­тат­ки и ошибки. Легко обнаружить в нем не только свет­лые стороны. Но, что дей­стви­тельно важно понять, - какой же силы духовная тьма и зло охва­ты­ва­ли тог­даш­нюю церковь и какое духовное пот­ря­се­ние прои­зош­ло в самом Лютере и через него. Какое-то вре­мя он сто­ял один на один против всего мира, но ре­зуль­тат был потрясающим. Началось освобождение от «Вави­лон­ского плена церкви».

Мартин Лютер

Мартин Лютер был монахом, принимавшим самое серь­езное участие в жизни католической церкви со все­ми ее делами, суевериями и церковной политикой. Сре­ди всего этого Лютер видел одну единственную проб­ле­му. Он спра­ши­вал себя: «Как достичь мира с Богом?» или «Как найти ми­лости у Бога?»

Для Лютера, как и для всех других верующих того вре­ме­ни, Бог был гневным, безжалостным, ненасыт­ным судь­ей, ко­то­рого необходимо было задобрить. У Лютера бы­ла очень чувствительная совесть. Некоторые говорят, «слиш­ком» чув­стви­тельная. Он делал все, чтобы заво­е­вать милость у Бога, но от этого его жизнь становилась только злосчастнее. Как монах, свя­щен­ник, профессор тео­логии он проводил свою жизнь в постах, молитвах свя­тым и Марии, носил рубахи из конского волоса, пос­тоян­но исповедовался в грехах, совер­шал паломни­чест­ва, платил за отпущение грехов, для того чтобы добить­ся состояния внутреннего мира с Богом. Его настоятель и исповедник Штаупиц спра­ши­вал его, почему он не мо­жет, как все другие, согла­сить­ся с тем, что он грешный че­­ловек. Если он делал все лучшее, что только мог, это­го должно было быть дос­та­точно, чтобы Бог принял его. Но именно с этим Лю­тер и не был согласен. Совесть под­сказывала ему, что Бог недоволен им. Что бы он ни де­лал, этого казалось ему мало, и, даже если он сам счи­тал, что делает все возможное, чтобы жить бла­го­чес­ти­во, он все рав­но не находил покоя. Ни один свя­щен­ник не мог сказать ему наверняка, что он прощен, и он сам знал, что не имеет мира с Богом.

В это время Лютер посетил Рим, столицу хрис­ти­ан­ст­ва. Он молился, постился, раздавал милостыню, часа­ми стоял на коленях в церкви Санта Скала, на ступенях свя­той лестницы, на которой, по преданию, Иисус сто­ял, когда Пилат осуждал Его на смерть. Впоследствии ее перевезли в Рим как свя­щен­нейшую реликвию. Он ви­дел священные реликвии и делал все, чтобы «свя­тыми де­ла­ми» угодить Богу. Тем не менее, внутри у него бы­ло пусто. Он видел духовное, моральное и поли­ти­чес­кое падение Рима и с развенчанными иллю­зи­ями вер­­нул­ся домой, в Германию.

Лютер был профессором теологии в новом уни­вер­си­­тете в городе Виттенберге. Он читал студентам Псал­тирь, Пос­ла­ние к Римлянам и Послание к Гала­там. Изу­чая Послание к Римлянам, он открыл первую гла­ву и про­­чел 16-17 стихи, как вспышка молнии оза­рив­шие его серд­це. «Ибо я не стыжусь благовест­во­ва­ния Хрис­то­ва, потому что оно есть сила Божия ко спасе­нию всякому верующему, во-первых, Иу­дею, потом и Елли­ну. В нем открывается правда Бо­жия от веры в ве­ру, как написано: праведный ве­рою жив бу­дет».

Совершенно неожиданно у него как бы открылись гла­за, и он увидел, что оправдание, мир, угождение Бо­гу про­ис­хо­дит не через добрые и религиозные дела, ко­то­рые мы делаем. Но мы получаем их на основании то­го, что Иисус совершил на кресте. На основании того, что Он сделал для нас на крес­те, что Он делает в нас, ког­­да мы верой принимаем Его дар – спа­сение в Иису­се Хрис­­те. Павел говорит: «Ибо мы приз­на­ем, что че­­ло­век оправдывается верою, независимо от дел за­ко­на». (Римл.3:28). Осознание откровения, что он был об­ла­­­­­­годетельствован и что вполне достаточно при­нять уже совершенное Иисусом на кресте, полностью пе­ре­­вер­­нуло жизнь Лютера. И то же самое, что пере­вер­нуло жизнь Лю­те­ра, таким же образом постепенно пере­вер­ну­ло всю Ев­ро­пу и за­тем весь мир. Неожи­дан­но для се­бя он увидел, что са­ма система, в которой он находился, на са­мом деле была не­нуж­ной. Произошло это не сразу, но пос­тепенно. Вначале он хо­тел рефор­ми­ро­вать церковь толь­ко по нескольким пунк­там. Но, сам того не соз­на­вая он обнаружил и ра­зоб­ла­чил ги­гант­ское религиозное су­щество, державшее в плену мил­­ли­оны лю­дей и пре­пят­ствовавшее и их спасению, и их жиз­ни с Богом.

Шаг за шагом продвигаясь дальше, он обнаружил, что цер­­ковь полностью исказила Евангелие. Вместо Еван­­­гелия и милости проповедовались дела закона. Вмес­­­то веры – суе­ве­рия и религиозные дела. Вместо Сло­­ва Божьего – че­ло­ве­чес­кие легенды, традиции и ка­но­нические правила и за­ко­ны. Вмес­­то библейского во­ди­тельства Святым Духом с по­мощью служебных да­ров и даров милости, церковью ру­ко­во­ди­ли священ­ни­ки, кар­­­диналы и Папы. Их слово было главнее Сло­ва Биб­­лии, а не наоборот.

Особенно отрезвило Лютера положение с отпу­ще­ни­ем грехов. Из всех заблуждений и суеверий это, мо­жет быть было самым худшим. Церковь учила, что монахи и свя­щен­ни­ки за деньги могут вымолить про­ще­ние умер­шим душам, так что те могут перейти из чис­ти­ли­ща - некое среднее сос­то­яние душ между адом и небом - в рай. С простого народа старательно собирали деньги за «проход в рай». Папа ут­вер­дил особый «налог Пет­ра», собирая деньги на постройку хра­ма Св.Петра в Ри­ме. Приходя в этот храм, человек мог зап­латить особую пла­ту, и его родственник получал на нес­колько лет рань­ше освобождение из чистилища. Эта смесь ереси с жад­ностью помогала ис­поль­зовать неведение лю­дей и свя­зывала их грехом, вместо того чтобы силой Слова дать им свободу.

Лютер отреагировал, наконец, тем, что 31 октября 1517 года прибил к порталу Дворцовой церкви в Вит­тен­берге 95 вопросов. В них он восставал против пла­ты за души умерших и предложил дискуссию об этом и о дру­гих установлениях католической церкви. Этот день на­зывают днем рождения Ре­фор­мации.

За несколько месяцев огонь разгорелся по всей Ев­ро­пе. Лютер был вынужден становиться все более ра­ди­­каль­ным. Не­сомненно, Папа и кардиналы могли оши­­бать­ся, только Библия могла быть непререкаемым ав­то­ри­тетом. Послед­ст­вия были потрясающими. Они опи­сы­ва­лись во многих кни­гах, и я не хочу их здесь пе­рес­ка­зы­вать. Лютер был отлучен и предан анафеме (проклят). Ког­да вышло постановление Па­пы об отлу­че­нии, Лютер отве­тил тем, что сжег его вместе со всем католическим за­коном. Власть католической церкви в Ев­ропе осла­бе­ла, и повсюду появилось множество про­тес­тант­ских церк­вей.

Реформация была обновлением учения в большей сте­пе­ни, чем пробуждением. Но тысячи людей услы­ша­ли истину и дей­ствительно обрели мир с Богом. Лютер пе­ревел Библию на немецкий язык и упразднил латынь. Ти­пографский станок в Гуттенберге трудился на пол­ную мощность, печатая книги, Библии и ее отдельные час­ти, трактаты, псалмы и песни, рас­прос­траняя их пов­­сю­ду, и люди впервые получили возмож­ность поз­на­­ко­­мить­ся с Евангелием. Лютер сам писал псал­мы, ко­­то­рые пелись повсюду, и можно сказать, что его ре­фор­­­ма­тор­ские псалмы распространяли Евангелие в Ев­ропе в боль­­шей степени, чем его проповеди.

Лютер так обобщал пункты своего учения:

1) Сола грасис - только милость. Того, что Бог сде­лал во Христе, достаточно для спасения.

2) Сола фиде - только вера. Твой ответ - вера, а не де­ла закона.

3) Сола скриптура - только Писание. Наивысший ав­то­ритет для христианской жизни не епископат, пап­ст­во и церковная организация, но Библия.

4) Сола Kpucmo - только Христос. Он есть ядро и звез­да Библии. Он есть центр христианской веры и хрис­­тианской жиз­ни. Он и средство, и пример церкви. Его одного дос­та­точно.

Реформация, начатая Мартином Лютером, охватила всю Европу. Одна религиозная война сменяла другую, но ничто не могло остановить Реформацию. Движение бы­­ло слишком большим и слишком сильным. У него по­я­вились другие ли­де­ры и другие овцы того же стада: Кальвин, Цвингли, Бу­цер и Кнох разными путями про­должали работу Лютера. В мрач­ное время сред­не­ве­кового суеверия знамя Библии было поднято на вы­со­кую вершину.

Никто не мог свергнуть его. Было положено на­ча­ло от­кро­­вению об истинном учении.

Джон Весли

Несколько сотен лет спустя Господь использовал дру­гого человека, по имени Джон Весли (1703-1791). Что­бы вос­ста­новить нечто важное, а именно, жизнь с Бо­гом. Весли был священником английской англикан­ской церкви. Окончив теологический факультет уни­вер­­си­тета, он проповедовал в течении нескольких лет. Кро­ме того, он был миссионером среди индейцев Се­верной Аме­рики еще до того, как сам получил рожде­ние свы­ше.

Обращение произошло, когда ему было тридцать пять лет, 24 мая 1738 года, когда он во время про­по­ве­ди чи­тал толкование Лютера на Послание к Римлянам. Вот как он сам это описывает: «Было, примерно, без чет­вер­ти девять, когда я читал, как Лютер описывает измене­ния, которые Бог производит в сердце через веру в Иису­са Христа и только в Него одного. Я по­чув­ствовал в сердце необычайное тепло. Я понял, что в моей надеж­де на спасение я полностью по­ла­га­юсь на Христа и толь­ко на Него одного. Меня осенило вдруг, что Он взял на Себя все мои грехи, да, именно мои, и спас меня от грехов и закона смерти».

Последствием Реформации в Европе стало раз­ви­тие про­тестантизма. Реформация же положила начало раз­ви­тию наук. Человечество отбросило церковные бас­ни и суеверия. Люди стали прислушиваться к голо­су совес­ти и положили чтение Библии необходимым для кор­рек­тирования совести каждого человека. Они обратили вни­мание на то, что Богу угодно, чтобы чело­век изучал, поз­навал, развивал и воз­делы­вал мир, в кото­рый Бог по­мес­тил его жить. Протестантская Евро­па переживала вре­мена социального, экономического и политического рас­цвета. Библия, десять заповедей, хрис­­ти­ан­ская вера ста­ли основой жизни всего общест­ва и уста­нов­ле­ния за­ко­нодательств, школьного обуче­ния и т.д.

Что же касается религиозной жизни, то тут пос­те­пен­но ре­фор­мация перешла в мертвые доктрины, те­о­ло­ги­ческий педантизм, теоретические сражения и раз­де­ле­ния. Основное ударение делалось на «веру», при этом счи­талось, что не так важно, как человек живет, потому что он спасается не по делам закона. В то же время в ин­теллектуальных слоях населения начали развиваться прос­ветительная философия, рационализм, деизм, ате­изм. Вера тоже стала интел­лек­туаль­ной и подвергалась сом­нению. Рационализм, со своим скеп­ти­ческим отнош­ени­ем ко всему, что нельзя охватить и объяс­нить ра­зу­мом, начал критиковать Библию и ее учение как «ли­шен­ные здравого смысла».

Если Реформация противостала традиционализму, то про­буждение 1700-х годов, Джон Весли и методизм про­ти­вос­тали рационализму и мирскому мировоз­зре­нию общества. Весли сам, родившись свыше, увидел раз­ницу между сер­деч­ной верой и интеллектуальным поз­нанием истины. Недос­та­точ­но признавать библей­ское учение разумом или терпимо относиться к нему. Его необходимо принять сердцем, и оно должно прино­сить плоды в жизни человека. Это привело Вес­ли к от­кро­вению о двух важных истинах, относящихся к жиз­ни ве­рующего:

1) Тебе необходимо рождение свыше (Ин.3:3-5).

2) Как истинный рожденный свыше верующий ты дол­­жен жить жизнью освящения.

Рождению свыше и освящению стало придаваться ог­ром­­ное значение, как никогда раньше. Официальная ре­ли­­гия, пос­т­роенная на познании разума и пропи­тан­ная мир­­ским ду­хом, отреагировала сильнейшим обра­зом.

Вся жизнь Весли прошла в преследованиях. Ко­ли­чес­т­во его единомышленников, называвших себя мето­дис­тами, по­то­му что основой своей жизни они призна­ва­ли дисциплину, мо­литву и твердые принципы, воз­рас­­та­ло тысячами. Ме­то­дис­тское пробуждение ох­ва­ти­ло Ев­ро­­пу и северную Америку и оказало сильное влия­ние на Ан­глию, стоявшую на пороге полити­чес­ко­го хаоса и со­ци­­альных беспорядков. Многие боя­лись, что фран­цуз­ская революция перекинется в Ан­глию. Это­го не про­и­зош­ло. Вместо этого началось про­буж­дение. Напротив, во Франции, остававшейся като­ли­ческой, где Ре­фор­ма­ция оказала большое влияние на массы через гуге­но­тов, но которое удалось остановить, результатом стал рево­лю­ционный террор. Про­буж­де­ние в Англии сильно пов­ли­яло на социальные отно­шения, особенно широким бы­ло пробуж­де­ние среди тысяч нищих углекопов.

Пробуждение произвело две вещи: а) пробудило в лю­дях социальное сознание и милосердие, б) ак­ти­ви­­зировало еван­гелизацию и миссионерскую работу. На ос­новании отк­ро­вения о спасении, освящение, слу­же­ние ми­лосердия и мис­сио­нерская работа по заво­е­ва­нию про­па­щих душ начали про­­водиться серь­ез­но и систе­ма­­ти­чески. До тех пор раз­лич­ные госу­дар­ствен­ные цер­­ков­­ные власти, как католическая, так и про­тес­тант­ская, про­должали считать, что люди, рож­денные в «хрис­­ти­анских» странах, через крещение в мла­ден­ческом воз­рас­те становятся христианами. Но теперь серьез­но проз­вучало откровение о необ­хо­ди­мости ро­диться свы­ше, обра­титься к Богу и покончить с грехом в своей жиз­ни. Человек должен лично при­нять в свое сердце Иису­са Христа и силу Святого Духа для того, чтобы жить свято и свято слу­жить Богу.

Откровение, а не просто учение о жизни, раз и нав­сег­да вошло в церковь и начало набирать силу.